Любовь или зависимость?

Мой сын не так давно говорил, что единственное, что он любит, — это жвачка. С родителями ведь можно поссориться, а тогда уже любви нет. Жвачка в этом смысле надежней.
Однажды мы вернулись из гостей. Лицо его было грустное-прегрустное. Я всмотрелась в его глаза:
— Ты по кузенам скучаешь? Тебе с ними было хорошо?
 — Да!
 — Так ты их любишь! Выходит, ты любишь не только жвачку, — констатировала я.
У сына в ответ слезы наворачивались.

Где кончается зависимость и начинается любовь?

Мы говорим детям, что мы их любим. Так и есть. Только дети от нас полностью зависимы. И мы это используем. Может, и стараемся обойтись без этого, но что поделать, если вошло в привычку. Сделай то, что нужно, и будешь мною любим. Сделай — поцелую, обниму. Что такое настоящая любовь они узнают со временем.
А как же обстоят дела у нас, взрослых? Где кончается зависимость и начинается любовь? Не потому ли иной раз любовь длится не дольше конфетно-букетного периода, и выясняется: эти двое способны только на зависимость, но для них цена зависимости не покрывает ее издержек. Иными словами, слишком тяжелая это работа — терпеть рядом кого-то ради того, чтобы быть в статусе замужней, жить за его счет, пользоваться его благами и т.п., нужное подчеркнуть. Гормоны улетучились, любви не получилось.
Да, мы такие самостоятельные, что само слово зависимость хотим исключить из своего лексикона. Прекрасно! Но готовы ли мы к любви?

Не зарекайтесь от любви

Лично я долго не была к ней готова. Хотя всегда о ней мечтала. Мне было комфортно в своей скорлупке. Однажды я испытала разочарование и стала осторожней. Даже зареклась от любви. Смешно! Никогда ни от чего не зарекайтесь! Как только вы от чего-то заречетесь, вам это сунут под нос, чтобы вы посмеялись над собой и своими представлениями.
Не только горы проверяют людей на прочность. Такое же происходит и во время притирки с партнером. Пытаешься пожить вместе, узнать его лучше, а получается, что лучше узнаешь себя, свои страхи и свои комплексы.
Например, что ты на самом деле собственница и ревнивица, что боишься ляпнуть лишнего, не доверяешь людям и оттого избегаешь общения. Я выиграла: у меня комплексов оказалось больше. Он выиграл: у него ума оказалось больше, чтобы разъяснить мне, что это мои комплексы, а не реальность.
В общем, наша партия состоялась после притирки. Теперь мы можем спокойно выходить из своих скорлупок в открытый космос свободы, который создали между нами. Это пространство доверия, уважения к личным интересам и личному кругу общения. При наличии его в отношениях мы являемся зрелыми, взрослыми, а не обидчивыми детьми, требующими доказательств любви и исполнения своих капризов.

Как в связанном мире все работают на тебя

Не всегда я в восторге от школьных заданий, но иногда они придумывают действительно интересные проекты, которые заставляют задуматься не только детей, но и родителей.

Моя дочка пришла вчера из школы и сказала, что должна подготовиться к завтрашнему обсуждению на тему “Связанный мир” в серии новых уроков “Круглый стол”. Я задумалась.
— Что такое эти новые уроки? Я не слышала, а о чем?
— Это у нас новый курс уроков, а я не знаю о чем говорить, и что это такое — “связанный мир”?
Меня это тоже поставило в тупик. Я вижу, что надо помочь, а сама и не знаю как.
Стала думать, что же такое это — связанный мир. Кто, чем и как связан?
Я посмотрела на мою дочку, и меня осенило: джинсы — из Иордании, шоколад в руке — из Германии, вышитая блузка — из Индии.
— Так вот же, посмотри, — это я дочке уже говорю, — вот он, связанный мир — у нас на кухне, у тебя в шкафу, у нас в холодильнике. Весь мир работает на тебя. А ты знаешь, из чего сделана твоя шоколадка?

-Ну да, из какао, молока, сахара и орехов…
— А разве какао бобы растут в Германии? Их везут из Бразилии, сахар из Кубы, орехи из Африки. А перевозка, это же бензин! А он откуда? А кто сделал упаковку?
— Не знаю, может упаковку и в Германии сделали…
— А бумага? Смотри, вот как такая маленькая вещь — шоколадка, а сколько разных стран и людей задействовала! Вот тебе и связанный мир.
Посмотри, как мы зависим друг от друга!
Я увидела, что моя дочка задумалась. Позже я услышала ее телефонный разговор с подругой, как они увлеченно обсуждали нашу беседу уже вместе и добавляли новые детали.
Теперь уже мне очень любопытно, как у нее пройдет этот “Круглый Стол”? А вот что интересно другие дети будут говорить? А какая следущая тема будет? Напишу после…

Наркотики не решают проблем

Подростки сами не могут или не хотят понять, что с ними происходит, настолько их ощущения потаенные и непростые. Не в силах вытерпеть это состояние, они подсознательно ищут выход, но не находят. Не зная, в каком направлении двигаться, в отчаянии хватаются за наркотики, которые заглушают тоску и пустоту. Пусть на время, и не важно, какой ценой!

Наркотики не решают проблем

Кто об этом думает? В момент, когда подросток почувствовал, что можно «перекрыть» проблемы суррогатами, он неосознанно начинает ценить наркотики, ведь благодаря им ему стало лучше. Не важно, что наркотики — это только временное облегчение. Главное, они предстают в качестве «решения» проблемы. И эта «ценность» является единственной причиной, по которой человек начинает принимать их во второй или третий раз. И вот тогда возникает зависимость и наступает кризис. Растет чувство вины, безысходности, отчаяния, страха. Причина не проясняется, узел затягивается…

На самом деле, наркотики никогда еще не разрешили ни одну проблему. Она остается и давит еще сильнее, чем раньше. И в этом трагедия момента. Ответа же, как «погасить» пустоту, чем наполнить ее, так и нет.

Может быть, он есть у тех, кто занимается наукой, проводит исследования, делает анализ? Что говорят они? Ничего утешительного. Потерпев неудачу с предупредительными мерами, основанными на показе «фильмов-страшилок» о наркоманах и вреде наркотиков, ученые пришли к выводу, что превентивные программы необходимо нацеливать не на предоставление информации, а на выработку у подростков способности принимать решение, основанное на этой информации. Чтобы занять подростков различными видами деятельности, огранизовано шефство старших школьников над младшими, специальные программы альтернативы наркотикам: спорт, танцы, группы общения, даже изучение религии. И хотя поначалу результаты были положительными и потребление марихуаны и сигарет снизилось, спустя год после окончания эксперимента все вернулось «на круги своя». Широкомасштабные исследования, проведенные в Северной Америке показали: надежды на то, что полученные знания о вреде наркотиков уменьшат интерес тинэйджеров к ним, не оправдались.

Это вполне очевидно, ведь ребенок учится из примеров, и если мы даем ему отрицательный пример, чтобы показать, как его затем исправить на положительный, то он естественным образом впитывает оба примера. Отрицательный пример легче для восприятия, и он будет повторять его, прежде всего потому, что он ближе его эгоизму. Жизнь показывает, что не стоит давать отрицательные примеры, даже в «воспитательных целях». Ребенок воспринимает, что так оно и есть. В нем отпечатывается все. Как хорошее, так и плохое. Вместо этого предпочтительно воспитывать ребенка на положительных примерах.

Итак, позволю себе сделать некоторые выводы. Узконаправленные превентивные меры как средство предупреждения наркомании недостаточны, необходимо видеть картину шире и искать причины глубже. Все происходящее нужно рассматривать в комплексе, как в едином организме, который страдает весь, несмотря на то, что болезнью поражен какой-то один орган. Сомнений нет, нам есть чего опасаться и нужно объединиться, чтобы все общество начало понимать, что наркомания — это проблема не одного человека, это проблема всех.

Сегодня уже не новость, что мир стал глобальным и, как следствие этого, многие проблемы также приобрели глобальный характер, в частности, проблема наркомании. Нет места в мире, где бы она не пустила корни. Газеты, журналы, независимо от страны, полны такого рода сообщениями: «Oфициальная ведомственная статистика дает цифры, в 30-40 раз отличающиеся от действительности. Органы внутренних дел не торопясь «изучают» ситуацию и изымают «контролируемые» партии наркотиков. Здравоохранение и частные лекари «снимают ломки» за плату, рассуждают о неизлечимости наркомании. Общественные деятели и организации используют проблему для зарабатывания политического капитала. И все это на фоне постоянного увеличения числа наркоманов».

С наркоманией борются давно и повсюду, как с сорняком, пытаясь вырвать его, чтобы очистить общество. Увы, не получается. Не все так просто. Наверное, необходимо изменить подход и отношение к проблеме. Решить ее можно, если делать это сообща и через воспитание.

Если уже мы заговорили о болезни, то, в соответствии с правилом медицины, лучше предупредить болезнь, чем ее лечить. Тем более, когда она стала уже болезнью всего общества и разрастается, как раковая опухоль. Мы не можем ждать — не тот случай.

Возвращаюсь мыслями к Уитни Хьюстон (сделать ссылку на текст «Зачем нам нужны наркотики?»), к мальчикам, так печально закончившим свою жизнь. Внезапно мне приходит мысль: да ведь это Я со своим «пониманием» думаю, что им было плохо. А кто сказал? Если они ТАК жили, значит, хотели, а иначе не смогли бы. Ведь понятно, что человек никогда не сделает никакое действие, если у него не будет к этому желания. У этих людей была СВОЯ жизнь, которую они НЕ ХОТЕЛИ менять, а иначе бы поменяли. И кто вообще знает, какие внутренние метаморфозы протекают в душе наркомана? Кто скажет, что руководит его поступками, мыслями, желаниями? Почему одни из них могут противостоять пагубным желаниям, а другие нет? Что заставляет их следовать именно этим желаниям, а не другим?

Есть еще тысячи каверзных «почему». Может быть, когда-нибудь человечество, все вместе, объединив свои усилия, ответит на них и наркомания исчезнет. Должна исчезнуть!

 

Число наркоманов растет из года в год…

Я — женщина, чувствующая и анализирующая, и именно как женщина, я обеспокоена проблемой, ставшей бедой многих семей. Мне больно за тех, несчастных, которые страдают, и не имеют  сил для избавления от своих страданий. Вдвойне больнее от того, что в глазах общества они выглядят изгоями, что, по большому счету, кроме близких и родных, мало кому есть до них дело.
Число наркоманов растет из года в год
А ведь мы с вами и есть это общество, которое упорно не замечает беду, до тех пор, пока она не пришла в наш дом. В суете бытия мы не успеваем задуматься, что наркоманы – это, в конце концов, тоже чьи-то дети, несчастные, непонятые и презираемые. Мы стараемся не касаться этой проблемы: «фи! это – неприятно». А между тем, наркомания все больше входит в нашу жизнь, становясь привычным явлением.
Посмотрите, что говорит статистика:
«В  мире, по данным ООН, сейчас проживает около 200 млн. наркоманов или 5% населения в возрасте от 5(!) до 64 лет».
Ни много — ни мало, всего лишь 200 миллионов, каких-то пять процентов… Но сколько поломанных судеб стоит за этими цифрами, сколько страданий, отчаяния, боли, страха, безысходности…
Вот, например, данные, касающиеся Северной Америки:
«…по статистике в Канаде число употребляющих марихуану среди старшеклассников составляет 46 процентов, в Америке эта цифра намного выше».
Вы только вдумайтесь: почти каждый второй старшеклассник – наркоман, по крайней мере,  с годичным стажем. Мало того, что число наркоманов растет из года в год, возраст наркоманов становится все более молодым, употреблять наркотики начинают уже с 6-7 класса, когда им всего-то 12-13 лет!!!
Но вернемся к фактам, та же статистика сухо информирует о последствиях пристрастия с юных лет к «безвредной травке», которая со временем становится «входным билетом» в более сильные наркотики: «Период жизни наркомана до 20 лет, систематически употребляющего так называемые «жесткие» наркотики, недолог:  4-5 лет» .

Как такое может быть? Вокруг все однообразно вращается по знакомой оси, суетой и движением кипит жизнь, люди привычно живут в этой суете, и никто не знает, что ждет его ребенка завтра…
Что такое, в конечном счете, статистика? Для меня она бездушна – просто свод данных и фактов, собранных из жизни, о которых она свидетельствует. Мы должны и без нее сами научиться делать выводы и решать,  кем быть: участником или наблюдателем, а статистика, действуя языком цифр, лишь помогает нам в этом, предоставляя количественные показатели, подтверждающие факты.

Свобода или зависимость от общества?

Конец августа. Конец больших каникул. И у меня в парикмахерской появилась молодая клиентура.
Передо мной — лохматая, заросшая голова пятнадцатилетнего Саши. Вся его семья стрижется у меня. Первый раз мама привела его в 5-летнем возрасте. Пока я стригла пушистые кучеряшки, он успевал мне рассказать о театре в садике, о том, как он играл там самого царя.


Дальше пошли уже серьезные роли в драматическом школьном кружке, увлеченность театром, искусством игры. Моя парикмахерская была для него отличной сценой. Здесь он и пел, и читал стихи, и очень похоже и смешно копировал известных артистов, политиков…

Время летит. И я стригу уже не ласкового маминого Сашеньку, а молчаливого, серьезного Алекса. Слишком молчаливого. Чувствую, что его что-то тревожит.

Чтоб как-то завязать разговор, задаю стандартный вопрос:
-Кем ты хочешь быть?
Не задумываясь, указывая на телевизор, дает ответ:
— Вот, как он. Петь со сцены, быть известным. Заработать много денег, ни от кого не зависеть.

Поднимаю взгляд на телевизор. Молнией пронеслось в голове: «Нет! Только не это!». Там был очередной посредственный клип, где особое внимание направлено не на песню или танец, а на отсутствие одежды. Клип, который забываешь моментально, даже не досмотрев до конца.

— Саша, ты же талант! Почему вдруг это?
— Очень просто: не надо много учиться, надрываться над ролями, получать копейки. Просто найти подходящего продюсера — и все. А дальше — слава, деньги, свобода.
— Саш, а родители? Они знают, что ты задумал?
Молчаливое пожатие плечами:
— А что они понимают? Всю жизнь вкалывают, даже ссуду за квартиру еще не выплатили. Что ни попрошу — нет денег. Не хочу так.

Я молчу. Ищу слова. Не могу найти. Не знаю, что сказать. Как объяснить ему, что деньги не избавляют от тоски и никчемности? Что бессмысленные многочисленные клипы таких певцов не приносят радости ни тем, кто их исполняет, ни тем, для кого они поют. Что нет здесь никакой свободы, а полная зависимость от заказчиков.

Как мне объяснить ему, что все, что показывают нам по телевизору, пишут в газетах – это для того, чтоб отвлечь нас от нас самих? От наших же проблем. От постоянного роста депрессии, наркотиков, насилия. От серости нашей жизни. Что все это не настоящее. Все эти ценности выдуманные, навязанные нам. И именно в этом зависимость. Зависимость от общества, которое заставляет нас наслаждаться искусственной пищей и искусственными развлечениями. Что кому-то очень выгодно травить нас этим, делать из нас бездумных потребителей, мечтающих о деньгах, чтоб покупать потом на эти деньги ненужные нам вещи.

Где взять слова для этого мальчика, отравленного извращенными ценностями нашего общества? Как объяснить, что не нужно многого, чтоб быть счастливым, достаточно иногда хлеба с чаем и хорошей беседы. Достаточно знать, что любят тебя не за деньги и славу, а за то, что ты такой, какой есть. Что счастье – это дом, где тебе всегда рады, где искренний смех ценится больше, чем льстивые комплименты.

Как объяснить, что самая большая плата — это радость от того, что доставил радость другим, а не от того, что заработал, обманывая других? Что мы все связаны друг с другом. Что если у тебя слишком много, то кому-то не хватает. И именно это неправильно, а не то, что у родителей нет денег купить то, что кто-то хочет продать и навязывает через рекламу.

Как объяснить, что желание заработать – это рабство? Свобода – это настоящие друзья, которым наплевать на твои деньги и твою работу. Которым нужен ты сам, такой, какой есть. Свобода – это делать то, что ты умеешь делать, и делать это для радости других. И получать от этого радость во много раз большую.

Я вдруг вспомнила его маленьким. Сколько тогда было счастья на лице того Сашеньки, который, стоя на стуле, читал нам Пушкина! Как сияли его глазки от наших аплодисментов и улыбок! Где же сейчас это сияние?

Как мне все объяснить этому мальчику, который только собирается вступить в общество, полное боли?

Не смогла. Закончила стрижку. Подавила комок в горле. Погладила его по ежику. И отпустила.

«Следующий, пожалуйста».