Как игрушки воспитывают желание убивать

Славный денёк! Солнце, безоблачное небо, люди, легко и быстро спешащие по делам. Возможно, им не так жарко, и это склоняет меня забросить домашние дела и выйти на улицу, спрятаться в тенёк и сидеть. Сидеть, наслаждаясь прохладой и свежестью воздуха. В сумку положила пару книжек (читатель!) и пошла посидеть во дворе дома. И какие могут быть дела, какая работа, когда на улице лето.
Как игрушки воспитывают желание убивать
С комфортом устроилась на лавочке, ОДНА, с протянутыми ногами на сиденье – класс! Жестковато, но это лучше мягкого кресла в душной квартире. Через часик-полтора моего одиночества в метрах пяти напротив приземлилась точно на такую же скамейку бабуля с внучком лет четырех-пяти. Бабулю было не видно и не слышно, а вот мальчик с пистолетом производил такое сотрясание воздуха, что пришлось захлопнуть книгу. Быть отступающей не хотелось и покидать освоенную мной территорию тоже.
Дети — моя слабость, а наблюдать за ними одно удовольствие: как они играют, сами с собой разговаривают, а как они гармонируют с миром… Божественная часть природы. И вот эта божественная часть, увидела, что я ничем не занята. Попала! Муж всегда смеётся, что у меня один с ними резус крови, как в «Маугли» — «Мы с тобой одной крови!». Для них я своя, и не имеет значения, что видят меня впервые. Интересно, кого они во мне видят? Но одна встреча взглядов, и они уже знают: втянуть в разговор, игру проще простого. А если ещё и свои (например: племяшки или дети друзей), Лена становится «Снегурочкой». Конфету, шарик, игрушку или ещё какую дребедень, «Зайчик» просто обязан мне передать для них.
Как бы хорошо не относилась к этой части человечества, но в данный момент общаться мне было лень, и я быстро отвернулась от ребёнка. Куда там! Близко у самого моего уха слышу:
— А у меня пистолет.
— Ну и хорошо, —  машинально ответила .
— Посмотри.
С ответом о своем желании смотреть или не смотреть запоздала. Пред моим носом уже появилось тёмное пятно и глаза машинально, с болью от быстроты перемещения, сошлись к переносице. Пришлось отвести маленькую ручонку с почти «настоящим» пистолетом от лица.
— Хорош. Кто купил?
Выслушала о том, куда они ходили, что видели, что хотели купить и наконец, что смогли купить. Хоть он и не забывал упоминать бабушкино желание о покупках, но речь шла только о его видении важности покупок.
Но как не слушать такое чудо, когда смотришь в глазёнки, а там: интерес ко всему, вера в доброту мира, что взрослый идеален как бог, и желание делиться любовью и радостью, что ты есть.
— На, посмотри.
И у меня в руке его пистолет. При всей своей игрушечности, на вес он был тяжеловат, а ведь спутать с настоящим можно в потёмках. Рассмотрела, прицелилась как в тире. И как вы думаете, что почувствовала?
Желание выстрелить и попасть. Самое настоящее разрушительное чувство. Пистолет игрушечный, а желание вызывает настоящее. О чём мы, взрослые, думаем, когда изготавливаем и покупаем подобные игрушки, а потом пеняем на жестокость, убийства, стремление в людях разрушить всё и вся.
А эти современные тренажёры для убийц, компьютерные «стрелялки»?
Мы, взрослые, считая себя в здравом уме и твердой памяти, разрушаем изначально в детях любовь к людям, ценность жизни.
Советую каждому прежде, чем купить какую-то игрушку, возьмите её в руки и прислушайтесь к себе: какие чувства она вызывает в вас? Что ощущаете?
Я не хочу сказать, что только игрушки влияют на ребёнка, но и они не последнюю роль играют, это уж точно.
Мы познакомились, малыша звали Максимкой. Поболтали ещё минут десять, он с умным видом посмотрел мои книжки, поинтересовался, зачем мне очки. Рассказал, что у бабушки тоже есть очки, и он их примерял; похвастался, что у родителей тоже есть книжки, и они их читают…
Распрощавшись, пошла домой, а на полпути обернулась посмотреть, что делает Максимка.
Он целился из своего игрушечного пистолета мне в спину. Не оставалось ничего, как строго пригрозить пальцем. Он засмеялся понимающе и побежал, как это умеют делать только дети, — вприпрыжку, желая дальше радоваться жизни, любить и быть счастливым.
Только сможем ли мы взрослые дать счастье в этом мире своим детям, если воспитываем в них желание убивать? И будут ли они продолжать радоваться жизни, как в детстве?