Еще несколько слов о пагубном/чудодейственном влиянии окружения

Уверена, многим знакома история про Джошуа Белла, одного из лучших скрипачей мира. Пять лет назад он провел эксперимент: в вашингтонской подземке исполнял сложнейшие и великолепнейшие произведения на скрипке Страдивари 1713 года. За два дня перед выступлением в метро на его концерте в Бостоне, где средняя стоимость билета составляла $100, был аншлаг. За 45 минут игры Белла в подземке только 6 человек ненадолго остановились и послушали, еще 20, не останавливаясь, бросили деньги. Заработок музыканта составил $32.

Спустя 2 года не менее искусный скрипач Рено Капюсон повторил эксперимент Белла на станции парижского метро, исполняя мелодию Глюка из «Орфея и Эвридики» на скрипке Гварнери. Мимо него равнодушно прошли 18 тысяч человек, и Рено собрал урожай в несколько евро.

[youtube]http://youtu.be/PTo9PgeN1pk[/youtube]

Им рукоплещут многотысячные залы во всем мире. Но окружение в метро на 99,9% не способно ни оценить их великолепной игры, ни даже просто заметить.

И я спрашиваю вас: зачем нам такое окружение? Бегущее на свои супер-важные встречи, о которых почти все из них забудут уже завтра? Работающее над своими супер-значительными проектами, не оставляющими ни малейшего места прекрасному, даже когда оно у тебя прямо под носом?

Хорошо помню мультфильм из детства про скрипача, играющего эту мелодию Глюка, и тигра, который сначала хотел съесть музыканта, но заслушался и под воздействием небесной музыки снял с себя полосатую шкуру и рыдая набросил ее скрипачу на плечи. У меня тоже текут слезы всякий раз, когда слышу эту мелодию. Но, верите, я правда не знаю —  а я бы остановилась?

Сотни экспериментов, в том числе гораздо более сложных и проводимых учеными, показывают нам, что человек сам по себе ничто. Что у него практически нет собственного мнения. Окружение определяет буквально все: что он ест, как одевается, кем и каким  будет.

Тенденции к конформизму (конформизм — изменение поведения или убеждения в ответ на групповое убеждение) обусловлены эволюцией. Вероятно, природой предполагалось, что поведение большинства самое разумное и лучше всего для выживания. Но, сдается мне, сегодня это перестало быть так. Наоборот, тенденция следования за тем большинством, которое мы имеем, определенно грозит гибелью всего живого.

Проиллюстрирую феномен конформизма парой примеров.

Исследования Эша Соломона (1951 год), ставшие классикой. Испытуемый оказывался в группе из шести человек. Каждый из них на вопрос, какая из трёх линий идентична по длине линии X, давал неправильный ответ. Когда очередь доходила до испытуемого, то, несмотря на очевидность их ошибки, он соглашался с ними. Только 26 процентов участников эксперимента выбирали правильный ответ.

Ученые из института Вейцмана, Израиль, установили, что человеческий мозг заменяет даже собственную память «фактами», навязанными группой. Испытуемым показали фильм, а через пять дней они ответили на 400 вопросов по содержанию, отмечая степень своей уверенности в ответе. Затем взяли от каждого по 80 правильных ответов с высокой степенью уверенности – т.е. ответы, отражающие реальную информацию, отложившуюся в памяти каждого. И через пару дней предложили ответить на те же 80 вопросов, но видя при этом неправильные ответы якобы других членов группы (эти ложные ответы подготовили сами исследователи). Результат: под давлением «общественного мнения» испытуемые изменили свои первоначальные ответы, подогнав их под «ответы других» – и в среднем на 70 из 80 вопросов дали неправильные ответы.
Спустя еще несколько дней испытуемым предложили ответить на те же 80 вопросов еще раз. Им также демонстрировали другие ответы, предупредив, что они выбраны произвольно компьютерной программой. В результате на 40% вопросов респонденты дали те же неверные ответы, которые были навязаны им ложной «коллективной памятью» – т.е. ложные «воспоминания» закрепились в мозгу в качестве истинных.

А вот выходец из России, нейробиолог Университета Базеля (Швейцария) Василий Ключарев (учился и защищался у Н.П.Бехтеревой), недавно представил на лекции в Политехническом музее обзор новых методов исследования мозга. В одном из исследований команда Ключарева наоборот решила сделать из испытуемых нонконформистов. Для этого магнитным полем они подавили в мозге сигнал ошибки (ту область, которая вовлечена в его генерацию). В результате добились того, что испытуемые стали реже менять своё мнение в сторону мнения группы.

Остановилась бы я? А остановились бы вы, дорогой читатель? Ответ «да» можно дать с уверенностью только в случае, если остановились бы МЫ. Вместе. Большинством. Будучи друг для друга правильным окружением. Сможем ли прийти к этому сами? Или на первых порах придется подавлять в мозге сигнал ошибки магнитным полем?

Всегда без спутников, одна, дыша духами и туманами…

Препарируем Анну Вааси — часть 5, заключительная.
Я начала с собой мириться лет примерно с 30. О семье я даже и не размышляла, — отпустила этот идеал.  Успех я почти заслужила, и деньги я заработаю. Ну и зачем мне нужен мужчина? Ведь гвоздь я и сама вбить могу!

А на самом деле, как мне сейчас кажется, если женщина героически кидается на амбразуру нелюбимой работы, или демонстративно сама красит стену, или тащит тяжеленные сумки – то она как бы говорит мужчине, который рядом: «Ты не справишься».
Она своими действиями транслирует ему, что он ни на что не годится. Что она в него не верит и ему не доверяет. Не видит в нем энергии и потенциала.  Тогда он чувствует себя вправе подтвердить ее слова и укладывается на диван к телевизору. Или как-то по-другому расслабляется.
Для того, чтобы обрести любовь, нужно было сначала помириться с самой собой.
И тогда любовь перестает быть только отношениями, она просто есть – куда бы она ни шла.

Зачем Аннушка маслом рельсы поливала

А потом я пошла в ближайший магазин за хлебом и там увидела мужчину, который был похож на моего папу в студенческие годы. Он спросил, чем я занимаюсь, а ответила, что я художница, и он, искренне удивившись совпадению,  пригласил в гости посмотреть его картины. Он был не очень-то похож на художника: черный костюм, белая рубашка – для живописца это, по крайней мере, непрактично.
Я ради смеха согласилась, пошутив, «кем только не представишься в субботнее утро…», а по дороге гадала, что ж он делать-то будет? Небось и картин-то никаких нет… А оказалось, что они БЫЛИ (и ЕСТЬ!), да еще какие!
Но на всякий случай я решила ничего не рассказывать о себе. Оставалось только слушать. Очень хотелось вставить «а вот я…», но я сдержалась. И оказалось, что иногда возможен не только мой монолог с жемчужной россыпью моих же достижений. Что слушать даже интересно. У нас оказалось на удивление много общих интересов, взглядов и увлечений.  А еще он в детстве всегда возвращался из школы через тот двор, где я играла в песочнице.
<
Потом мы даже совместную выставку организовали. «Фрагменты. Желания. Выбор»
Фрагменты вызывают эмоцию, которая порождает желание. Желания противоречат друг другу, конкурируют между собой, и каждое словно говорит: «Если не исполнишь меня сейчас, то я еще вернусь – в более сложной форме». Остается их исполнять по мере важности. И мы выбираем. Или нам кажется, что мы выбираем – право или лево, голубоглазого или черноглазого, любовь или расчет, белое или красное. Желание словно пустой сосуд, который должен быть заполнен. И  тогда осуществляется выбор.
А через полтора года сын родился.
— И сейчас у вас безоблачные отношения?
Я не знаю, бывают ли безоблачные. Мы же живые люди, со своими недостатками и сильно развитым эгоизмом. К тому же, накопленный багаж и старые грабли дают о себе знать. Часто замечаю, что по привычке решаю сама. Вообще, любые отношения – это дорога с двусторонним движением. А зачастую мы пытаемся ограничить человека, который рядом… Но чтобы продолжать оставаться вместе, надо доверять и уметь разжать пальцы.
Иногда приходится разжимать.
— Какие дальнейшие творческие планы?
Я чувствую, что сейчас стою на пороге чего-то совершенно нового.
— И пару слов напоследок…
Я в первый раз рассказываю так откровенно о своем прошлом, о личных отношениях. Раньше я не понимала, что на самом деле происходит. Но сейчас я бы была рада, если бы хоть одна девушка, стоящая сейчас в позиции самопожертвования, о котором ее не просили, и читающая эти строки, задумалась, что она делает и куда это ее может привести. А еще лучше – если хоть один мужчина, читающий эти строки и лежащий на диване в прямом или переносном смысле,  открыл бы глаза и увидел, что его Василиса Прекрасная вовсе не хочет входить в горящие избы и останавливать коня на скаку. И сделал бы первым что-то такое, отчего она бы в него наконец поверила и перестала бы отнимать у него его прямую функцию.
Препарируем Анну Вааси — часть 1,  часть 2,  часть 3, часть 4, часть 5.

А ходят в праздной суете разнообразные не те

Препарируем Анну Вааси — часть 4
Я так была влюблена в собственное искусство, что больше ничего вокруг не видела. Было много процесса и мало результата. Много формы и мало содержания.
Я даже окружающих меня людей оценивала не по их личным качествам, а по тому, насколько они очарованны моими – опусами ли, картинами ли, платьями ли, величиной ли глаз…
Надо сказать, в литовском есть такая труднопереводимая фраза – Prie meno, что означает «человек искусства», а буквально – «ОКОЛО искусства», т.е. можно по идее ничего и не делать, но околачиваться где-то рядом.
 

После расставаний я всегда чувствовала огромное облегчение.  А на том берегу – сначала просили вернуться, а  потом вдруг расправляли плечи и уходили резко в гору. Там росли деревья, рождались сыновья, строились дома. А в строящиеся хоромы бывшие бездельники обильно несли мамонтов. Естественно, без меня.
Это не случайно. Потому что я, получив первый урок, его вовсе не усвоила, решив, что мир несправедлив и не увидев причины в себе. Поэтому грабли те же самые приветствовали меня вновь и вновь.
Об этом косвенно, но красноречиво свидетельствует моя первая персональная выставка «Виртуальные украшения»

Эти украшения, кажущиеся осязаемыми, существуют только на экране компьютера и под плоскостью стекла.
То, что обрамлено этими рамками – не результат кропотливой работы ювелира, и не предмет ликований усталого археолога, нашедшего материальные доказательства существования древней цивилизации.
При создании этих виртуальных украшений не было использовано ни одного рисунка или фотографии, — всё это появилось из ниоткуда, с белого листа. Это – результат направленного применения программных фильтров и эффектов, манипуляций мышки и клавиатуры в руках художника компьютерной графики.
Так что иногда обладание материальными символами могущества и власти – обманчиво. И доказательство тому – эта современная попытка отыскать философский камень, — попытка не алхимика, а художника.
Препарируем Анну Вааси — часть 1,  часть 2,  часть 3, часть 4, часть 5.

Замужем за искусством, но в разводе с собой

Препарируем Анну Вааси — часть 3
— И тогда ты бросилась наверстывать упущенное?
— Для начала я оказалась в полной растерянности. Мой карточный домик рухнул. Бабушкины идеалы, модифицированные мною, не оправдались. Мне было стыдно, как будто я дала обещание и не выполнила его. Мне казалось, что мир несправедлив.
А потом я начала возвращаться к своим мечтам, по крупицам их собирая. Меня с детства тянуло к искусству. Когда-то я писала эпатажные сочинения и рисовала на промокашках психоделические сюжеты.

И я стала двигаться во всех направлениях одновременно. Я думала, все пойдет как по маслу и будет продолжаться вечно. Ан нет. Оказалось, что жестко критиковать давно повесившегося Есенина, положившего начало принципу современного пиара (10% творчества и 90% скандала) – это запросто, и вообще никогда не существовавших в действительности полусумасшедших героев классических произведений – еще проще, а вот ныне живущих и иногда здравствующих – как-то неудобно…
К тому же, мучили страхи: набегут с просьбами о помощи друзья, которые слегка умеют бренчать на гитаре или марать холст – отказать мне будет неудобно, а петь мадригалы тому, от чего я изначально не в восторге, будет еще кислее. Правда, в музыке я не понимала ровным счетом ничего, и для меня любимая песня — это запавшие в душу стихи, положенные на какую-нибудь мелодию.
Обычным  делом для меня стало ложиться спать в 3 часа ночи, или встречать новый год одной с компьютером – нет, не в чате с живыми людьми, а в фотошопе с пусть красивой картиной, но которая всего лишь файл. Тратить все  заработанные деньги на рамки, нитки или на распечатку картин, обманывая себя, что это инвестиции. Вот тогда я и  говорила, что «искусство дороже пеленок».
Да какие там пеленки? О личной жизни вообще тогда, естественно, никакой речи быть не могло — все молодые люди, которые интересовались моей симпатичной физиономией и немного от жизни такой расплывшейся фигуркой, быстро исчезали, потому что никому не хотелось коротать вечера и выходные в одиночестве. Я особо не переживала, потому что они только мешали мне.
Препарируем Анну Вааси — часть 1,  часть 2,  часть 3,  часть 4,  часть 5.

Жизнь в искусстве и любви со смыслом и без

Препарируем Анну Вааси — часть 1.
Анна Вааси – дизайнер и художница в самом широком смысле. Компьютерная графика, живопись, причудливые орнаменты вечерних платьев и своеобразный стиль картин, выполненных в смешанной технике, странным образом объединяющей в себе женственную ювелирную аккуратность и грубую жесткость, эксклюзивные наряды ручной работы в стиле фриформ, путанные нити разных текстур, сотканные в единое целое,  – вот неполный перечень точек применения ее творческого начала.  А что же происходит в жизни таких людей? Остается ли время и силы на ту самую жизнь?…

-Аня, а куда ты пропала? Раньше постоянно мелькала и была на слуху – то виртуальные украшения, то участие в свадебном дефиле, то частный показ коллекции, то открытие выставки, то ювелирика. А сейчас давненько о тебе ничего не слышно. Почему?
— Растим нового человека. Скоро годик.
— ?!… Ты сама когда-то говорила, что вряд ли на это решишься, потому что «искусство дороже пеленок». И…?
— Все меняется. Воспитание – тоже искусство Я этому только учусь. Это и учебник психологии, и творческий проект на всю жизнь. Мне сейчас самой немного грустно, когда я слышу от по уши занятых карьерой женщин, как они называют любимым детищем свою работу. И я так думала. Но работу можно поменять, бросить, уйти со скандалом или без, найти получше, и забыть, как страшный сон. Можно даже картины свои оставить на чужом чердаке и никогда за ними не вернуться, — знаю такую историю. А семья – это навсегда.
— Ой ли?.. В России 89% браков кончается разводами.
— А вот этого хотелось избежать больше всего на свете! Я с детства панически боялась расставания. Больше, чем пауков, темноты и лягушек.
А вот с этого момента поподробнее…
Препарируем Анну Вааси — часть 1,   часть 2,   часть 3,   часть 4,   часть 5.
 

Баланс. Видео

Ролик с участием знаменитого на весь мир мастера, выступающего под псевдонимом Риголо (Rigolo), демонстрирует искусство баланса. Риголо просит зрителей не аплодировать во время выступлений, т.к. это может «разрушить магию».
Разумеется, никакой магии: мастер циркового искусства с 30-летним стажем знает физику и тонко чувствует свойства предметов, это позволяет ему уложить кокосовые трости так, что обычному человеку это представляется чудом. Ничто не помешает нам не только восхититься талантом мастера своего дела, но и увидеть, насколько всё взаимосвязано в системе и как хрупко равновесие. Читать далее «Баланс. Видео»