Зачем мне нравятся другие люди?

Да-да! Вопрос именно таков, не «почему», а зачем?

В мире людей очень много тех, кто нравится нам больше, а кто-то меньше. Традиционно можно подумать, что те, кто нам ближе по тем или иным причинам, более нам симпатичны, и наоборот.

С теми, с кем не по пути, можно на дороге жизни и не столкнуться, не заметить, пройти мимо, убежать, в конце концов. Но возникает вопрос, который мало осознаётся в силу привычных схем общения: «Что делать с теми, с кем суждено столкнуться?».

181817385

В моём жизненном пространстве появляется человек, который для меня притягателен, или проще – он мне нравится. И что дальше? Привычные ниши общения – друг, подруга, приятель, любовник, сосед, коллега – могут уже быть заняты, и вакантных мест нет. В какую категорию войдёт именно этот контакт?

Но мы поставим вопрос именно так, как в названии: «А зачем мне нужен человек, который нравится?». С врагом понятно – с ним надо «бороться», но что делать с понравившимся человеком? Логично было бы продолжить – его надо любить, с ним надо дружить, с ним нужно контактировать.

Ситуация дальше складывается обычно в сторону более интенсивного взаимодействия в силу возрастающих симпатий, либо иссякает. Вопрос как раз заключается в том, как сделать так, чтобы эти отношения не стали очередной ношей неправильных взаимодействий.

Можно было бы спросить, что называется правильным взаимодействием?

Ведь построение такового есть тончайшее искусство, сплетённое на ткани взаимного доверия и желаний. Как сделать так, чтобы именно из этой встречи с понравившимся человеком произросло зерно здоровых и плодотворных отношений, на которые порой нет ни времени, ни места, ни должного доверия?

В итоге мы получаем набор хаотичных связей, выстроенных на шаблонах социума, – «друг, подруга, приятель, любовник, сосед, коллега». А где категория, в которой главными критериями является доверие, радость, близость, в конце концов, просто счастье от взаимодействия именно с этим человеком вне каких-либо форматов? Ведь именно это и является основным мотивирующим моментом при знакомстве. Есть ощущение, что именно этот человек сможет сделать нашу жизнь более наполненной и осмысленной, вне зависимости от того, какую социальную роль он займёт при дальнейшем контакте. В любом случае, вопрос «а ЗАЧЕМ мне нравится этот человек», должен направляться именно в эту сторону.

Но пока наше взаимодействие в мире людей больше похоже на хаотичное броуновское движение, где молекулы сталкиваются по независящим от них причинам. Можно ли сделать этот процесс, если не управляемым, но хотя бы более осознанным, эффективным, направляющим и радостным?

Как научить братьев и сестер дружить. Откуда берется братская нелюбовь?

Я всегда хотела иметь в жизни брата или сестру. Особенно в 6 и 7 классе, когда поход в школу был пыткой, так как одноклассники меня били и изводили психологически. Мне казалось, вдвоем мы были бы силой. И как-то раз поделилась я своими мечтами с подругой, а она говорит:
– С чего ты взяла, что брат или сестра тебя бы любили? А представь, если бы между вами была вражда? И каждый день ты бы делила дом с человеком, который над тобой постоянно издевается, где-то ударит, где-то гадость скажет, где-то посмеется?
il-kak-nauchit-bratev-i-sester-druzhit-otkuda-beretsya-bratskaya-nelyubov
О-го-го. Вот это прям фильм ужасов. 6 и 7 класс длинною в жизнь? Но я никогда не представляла (до того разговора) подобный вариант развития событий. Наверное, я всегда была уверена в своих родителях и в нашей дружной семье.
У моей подруги все сложилось иначе. Ее сестра невзлюбила с первой встречи.
Представьте себе маленького малыша с душой нараспашку, с широко раскрытыми добрыми глазами, который пока уверен, что вокруг мир добрый. И вот каждый день его самый близкий человек показывает ему, что это не так. (Я плакала).
Да, родители наказывали старшую сестру моей подруги обычными методами: ремень, угол, лишение удовольствий – ничего не помогало, лишь подливало масла в огонь, сестра просто становилась изворотливей. Моя подруга сказала, что, с одной стороны, сестра притупила в ней чувствительность, с другой – воспитала боеготовность, и ей теперь ничего не страшно.
Кроме того, что …вдруг история повториться с ее детьми!
Ну или чуть не повторилась. Подруга к рождению второго ребенка прочитала много книг, проанализировала ошибки родителей – была готова. Когда старший сын замахнулся на младшего, она перехватила его руку и сказала:
– Вот так нежно мы гладим братика.
Потом взяла ручку младшего и погладила ей старшего:
– Вот так нежно мы гладим братика. Вы у меня замечательные мальчики, добрые и любящие, вы будете заботиться друг о друге и помогать друг другу, – и так она делала много-много очень много раз.
Каждый день. Несколько месяцев подряд. Она постоянно хвалила их за любовь и дружбу, пусть поначалу и притянутую за уши.
Например, старший целый день мог быть на взводе, большую часть времени не обращать внимания на младшего, но достаточно было один раз подойти посмотреть, как братик играет с погремушками, – это становилось поступком дня. Звучало:
– Ох, какой ты молодец, подошел к братику, смотришь, как он играет! Мы можем все вместе поиграть! Давайте-ка посмотрим, что за погремушки… и т.п.
Если кто-то звонил или заходил, она сообщала не то, что старший ее довел уже до белого каления, а:
– Он такой молодец, дружно играл сегодня с братиком! Мы вместе делали то-то и то-то.
В общем, каждым словом она давала понять детям, какие поступки несут в семье ценность и удостаиваются внимания. Когда младший чуть подрос, она уже учила их обоих. Даже если во время игры, проступок совершил кто-то один, она объясняла обоим, как поступать правильно.
Например, младший нечаянно ударил старшего игрушкой, так что тот всплакнул. Мама объясняет младшему сыну, что нужно извиниться, успокоить брата, обнять, погладить там, где болит. И обоим братьям говорит, что играть нужно так, чтобы все смеялись и радовались, нужно следить, чтобы друг другу было не больно. Теперь ее мальчишки не разлей вода, хотя первые года полтора было очень сложно.