А вы какой диагноз поставите?

С некоторых пор стала замечать за собой, что меня перестали удивлять люди в своей индивидуальности. Я стала причёсывать всех под одну гребенку, обобщая в одно целое, называемое обществом.

Таким образом, наблюдая за общей картиной происходящего в целом, понимаешь, что творится с нами.
И посещают крамольные мысли o здравости ума нашего общества. Подтверждение долго не пришлось искать.
Знаете, какой диагноз поставили специалисты нашему современному миру? Шизоидный тип цивилизации. С чем, хочу я сказать, полностью согласна. Великие умы, додумавшиеся до этого — Р.Мэй и Э.Сторр — смягчили своей расшифровкой определение, чуть-чуть успокоили.
Они имели в виду «…неспособность чувствовать, боязнь близости, отчуждение, личность отличается холодностью, надменностью, высокомерием и отстраненностью. Эти качества могут привести к взрыву агрессии».
Я вижу, что человечество не может ужиться друг с другом. Отстранённость происходит не только эмоциональная, но и физическая. Человек закрывается ото всех: работа, дом, быстрый ужин в одиночестве, редкие встречи с друзьями и близкими. И это наша жизнь? О, ужас!
А происходит это потому, что мы боимся любить. Для нас любовь стала как мина замедленного действия: не убьёт, так покалечит. От чего или кого мы закрываемся? Чего страшимся?

Не губите наши души!

Знаете ли вы, как мы губим наших детей? Не плохими продуктами, не загазованными городами и, даже, не химическими лекарствами, которые так любят прописывать врачи-педиатры.

А губим мы их души. Души или, проще говоря, мечты. Вначале это мечты детства, а потом  юношеские, уже притупленные и не исполненные в молодости, затем плавно переходящие в тоскливую и долгую взрослую  жизнь.
Однажды, будучи еще несмышлеными детьми, мы с подружками сидели в школе и обсуждали:
— Вот если бы я была учительницей, то я никогда бы не ставила двойки, не задавала бы домашних заданий, была бы всегда доброй и приносила бы в школу конфеты. На уроках я с детьми только играла бы, делала всякие интересные упражнения, много рисовала, ставила бы сценки из какой-нибудь английский пьесы и не читала бы нудный учебник! И я клянусь вам девочки, что я такая и буду, когда вырасту? — говорила я. — Я вам обещаю сделать школу – школой радости!
И вот жила я себе и делала все, что только можно, старалась исполнять свои желания и мечты, лишь бы быть счастливой. Но, в юности  я осуществила желания моей мамы — поступила в серьезный институт, вышла замуж и родила ребенка.
Затем осуществила желания социума – пошла работать, а так как мое окружение требовало от меня престижной работы, мне пришлось побороться за место под солнцем. Я была в постоянном поиске новых, все более престижных мест. С должности секретаря-переводчика я ушла на пиар-менеджера, с пиар-менеджера на копирайтера, с копирайтера на руководителя отдела.
Все мои рабочие дни были похожи на схватки в террариуме. Волнению не было предела. Сон и радость исчезали настолько быстро, что я не успевала придумывать себе новые занятия. Денег не хватало на такой отдых, какой мне хотелось бы. О покупке автомобиля или квартиры речь не шла вообще. Зато все свои дни я тратила на битву за моё место под солнцем. Я должна была подсиживать секретарш, менеджеров, писать докладные записки об опозданиях, «стучать» начальству на планерках о не сделанных действиях своих коллег, чем вызывала жуткое раздражение и даже больше – увольнение оных. Меня саму это выматывало так, что нервные вспышки гнева регулярно охватывали меня, причем дома. Ведь на работе, в офисе необходимо было держать реноме.
Всю свою зарплату я тратила на хорошую одежду, ведь все корпоративные вечеринки и офисная жизнь должны были проходить под знаком качества и девизом: «Посмотрите как я одета – значит я живу в достатке, счастлива и работаю в этом здании из стекла и бетона».
Но зачем я там работала и для кого? Ради чего я издевалась над домашними и собой, для кого я глотала таблетки килограммами, сидя на работе? Какому бухгалтеру, директору и просто менеджеру высшего звена я доказывала свою компетентность? И в чем? Было непонятно. В конце концов, я стала регулярно болеть, серьезно и неприятно. Антибиотики облегчали жизнь лишь первое время, затем болезнь снова наступала. Она хватала меня за горло, не давала спать по ночам, чернила мне лицо и заслоняла солнечный свет. Жизнь счастливой офисницы становилась страшной, как в  жутком фильме «День сурка». В этом фильме герой всегда просыпался в одном и том же дне, должен был проделывать одни и те же действия, пока не исправит себя окончательно и бесповоротно. Как только он сделал в своем дне все правильно и сам осознанно этого захотел, он сразу проснулся в новом, счастливом дне.
И вот настал день икс! Уже вторую неделю я пила антибиотики, но болезнь скрутила меня окончательно и бесповоротно. Врач поставил диагноз,  повергший меня в невообразимую тоску и злость. Злость на себя, на несправедливый мир и людей, которые заставляли меня на них работать! Хоть и было понятно, что я сама виновница всего.
Уже через час, не произнеся ни слова,  я написала заявление об уходе. Пришла домой и сказала, что больше на работу не пойду. Слезы, отчаяние и молитва. Это стало первым шагом на пути к моему исцелению. Но исцеляться начала только душа, а телу еще предстояли большие испытания. И я понимала, что заслужила их и необходимо самой выбираться из подобного состояния. Самое главное теперь -любить себя и людей. Так твердила я себе. И оказалась права.
Я достала свой дневник и прочла все свои юношеские мечты: хочу стать артисткой. Хочу вернуться в школу и стать хорошей учительницей. Хочу любить …
Мне шел 29 год. Я потратила кучу времени, я закончила не тот институт, успела даже выйти замуж и родить ребенка, поработать на тысячах работах. И, увы, не осуществила то, чего так желала всю жизнь.
В ближайшие же дни я нашла в интернете аматорскую театральную лабораторию. Я стала участницей голландского проекта, сыграла несколько ролей, вкусила плоды сценичной жизни. Спустя год меня пригласили поработать учительницей в частную школу, где училась моя дочь, преподавать английский по новой альтернативной методике. Еще через какое-то время я уехала в Швейцарию получать новое образование – бесплатно!!!
А потом я организовала свой детский центр. Однажды, я шла по длинному школьному коридору, нервничала. Нажав на ручку двери первого класса, зашла в светлую, уютную аудиторию, где увидела 10 пар лучистых светлых, доверчивых глаз. Они смотрели на меня и ждали чуда. Я посмотрела в окно и увидела голубое небо. Птички летали и чирикали, начиналась весна. Это было местом моего счастья.
«Здравствуйте, меня зовут миссис Кэтрин. И я буду Вашей учительницей английского языка. Я вернулась, как и обещала. Я с вами».