Беды делают нас ближе

Беды делают нас ближе, что ни говори. Этот странный инструмент работает: когда приходит понимание, что быстро и многое может быть разрушено, мы становимся ближе друг к другу.

Не нужно отводить взгляда. Надо смотреть, смотреть туда, где есть те, кому хуже, чем нам…

137086262

Не затем, чтобы ужаснуться, не затем, чтобы обвинить, не за тем, чтобы плакать.
В такие времена, когда жизнь так хрупка, начинаешь саму эту жизнь воспринимать по-другому.

Острее? Да. Дороже? Да. Ценнее и что-то ещё неуловимое.
Смотреть, смотреть туда, где гибнут люди, рушатся дома, умирает жизнь. Не отводить взгляда и чувствовать, чувствовать, чувствовать…

Мы становимся друг другу ближе именно в такие времена, словно подсознание нашёптывает нам, не осознающим ценности жизни, что нет ничего важнее, чем вот эта наша связь. Мы хватаемся друг за друга, как за соломинку, в надежде почувствовать живительную силу любви и близости.

Острая грань отчаяния и желания жить. Именно это нас спасёт. Вот эта наше общее желание держаться друг за друга. Спасёт от самих себя, от нашего равнодушия и нелюбви друг к другу.

Жизнь прекрасна!

И именно это ощущение счастливой и прекрасной жизни хочется разделить с теми, кому это сейчас нужнее всего.

Смотрите, смотрите туда, куда невозможно смотреть равнодушно. И пусть их бережёт наша любовь.

Для чего ещё нужны беды, если не для того, чтобы толкать нас навстречу друг к другу…

Грустная история

Муж моей подруги попал в большую беду. Сидит он сейчас в камере предварительного заключения и ожидает приговора за хищение государственной собственности. А у меня до сих пор в ушах звенит ее крик: «Почему допустили такое, не помогли, если всё видели?». Да, видели, что непонятно откуда у семьи появились деньги на дачу, дорогую машину и круизы. Хочу уточнить, что муж моей подруги совсем не бизнесмен, а пару лет назад устроился на новую работу – снабженцем.

Сама подруга — учительница в школе, после рабочего дня разрывалась между детьми и больными престарелыми родителями, и это помимо каждодневной подготовки к урокам и проверки тетрадей. И кроме этой своей рутины она ничего вокруг не замечала.
Когда мы, друзья, заподозрили что-то неладное, то честно пытались предупредить, намекали, клипы посылали с уголовной тематикой, кто-то в интернете даже линк на фильм «Джентельмены удачи» откопал. Верующие ссылками на Библию действовали. Кто-то на патриотизм давил.
По-моему, любому должно было стать понятно. А подруга и слышать ничего не хочет, а обвиняет нас в том, что не открыли ей вовремя глаза. Недавно опять упрекнула: “Разве нельзя было без этих реверансов, позвонить и просто поговорить по-человечески? Наверное, если бы это происходило с твоим мужем или сыном, вела бы себя по-другому?».
Вот тут-то меня и зацепило. Конечно, вела бы себя по-другому. Выяснила бы всё до последней детали, умоляла бы, ругалась, терпела бы, когда «посылали», но сделала бы всё, чтобы предотвратить несчастье.
А тут, не моё, не родное, и за то, что делали, пусть спасибо скажет.
Но почему тогда сейчас так душа болит? Почему так стыдно смотреть в глаза сыну подруги, когда он приходит к моим мальчишкам поиграть? Может, просто с возрастом я становлюсь сентиментальной? Но мне почему-то кажется, что этот случай с подругой изменил мою реальность. Всю жизнь я строила свой локальный семейный рай. А теперь получается, что я больше так не могу. Не пойму что изменилось, почему я больше не могу чувствовать себя хорошо, когда другому плохо?

Виктория Гусева