В жизни нет счастливых злодеев и несчастных потерпевших

Раньше я много думала о разных способах жизни, про их эффективность. Есть люди созидающие, способные радоваться, отдавать, благодарить, а есть как бы выбравшие стратегию вредительства и разрушения всего вокруг и себя самих. Моему восприятию всегда чего-то не хватало, чтобы принимать все это многообразие, как есть, как погоду, без возмущения и попытки разобраться. В неадекватных сценариях я всегда искала логику, понятный умысел. Меня занимало, насколько такой подход равноправен по отношению к здоровым людям, такое же равное право он имеет на успех и процветание, как и конструктивные модели в жизненной рулетке? Может ли быть «плохим» выгоднее и эффективнее?
il-granitsyi-adekvatnosti
Ошибкой моей, равно как и многих, было то, что я пыталась оценивать происходящее здесь и сейчас, и разумеется не видела за этим другие факторы, историю человека, предыдущий контекст и т.д. И мне это мешало. Я все искала разумное объяснение, здесь, в происходящем, особенно, где я являюсь участником, в своих действиях. Пыталась ответить себе на вопрос – в чем выгода нарушения договоренностей, обманов, прочих нелицеприятных поступков, убивающих доверие и нарушающих связь, когда есть 33 возможности этого не делать. К тому же в детстве нас всех учили, что посеешь, то и пожнешь… Как может быть, что плоды так не похожи на семена? И наконец, я нашла ответ. Нашла легко, наткнувшись на передачу про посадки растений.
Вся фишка в почве. Бич человека с его серым веществом в том, что ему должно быть понятно. Человеку не комфортно, когда непонятно. В попытке контролировать свою жизнь мы с детства учимся управлять ею и другими через свое поведение. Делай хорошо и получишь хорошо. Раз получил плохо, значит, сделал что-то не так.
Но в том-то и дело, что это не всегда так. Ты никогда не обеспечишь себе адекватную реакцию на всех уровнях, и надо оставить попытки это понять. Просто в жизненной игре нет счастливых злодеев и несчастных потерпевших. И реакция не всегда равна текущему твоему стимулу. То, с какими картами ты пришел в этот мир, как тебя искалечили и объективные причины быть неадекватным – не в нашей власти. Но только в ней выбор нашего будущего поведения и отношения.
Отклонения и нездоровые проявления, укусы и яд, неспособность строить вокруг себя конструктивную реальность – это реакция проигравшего, не справляющегося с управлением собственной жизнью человека. Результат «кривой» адаптации.
В этом нет никакой отдельной религии, чьей-то воли или какого-то особого смысла, только низкий старт, заданный прошлыми сценариями жизни, которые не удалось осознать и преобразовать. В этой пустыне давно уже нет никого из настоящего.
Кто-то скажет: все сложнее, надо отличать защитную реакцию слабого существа от выбора сильного садиста. Но разве это не две стороны одной медали? Здоровое существо не выберет намеренный вред в качестве кредо по жизни и не будет вы этом счастлив. Вот так я закрыла для себя эту тему.

Ольга Арзамасцева

Мы испытываем радость только из-за гормона дофамина

Прочитала вчера про гормон дофамин. Когда его в организме много, сколько нужно, то человек испытывает чувство радости, сил у него много, глаза блестят, спина прямая, кожа чистая, никаких отёков, сон хороший, настроение замечательное, излучает он на окружающих радость и силу жизни.


Когда узнала про механизм действия и образования это гормона, то мне стало понятно почему:

  • Когда я сдаю кровь, то мне после этого радостно;
  • Почему нельзя просто бросить пить, курить, переедать, есть шоколад или принимать наркотики, ничего не поменяв в своей жизни;
  • Почему кто-то любит секс, а кто-то нет;
  • Почему из запоя можно выйти голодовкой;
  • Почему некоторые люди работают на износ и не отказываются от такого режима, даже если не могут найти работу более спокойную и за те же деньги;
  • Почему, когда влюблён и секса сколько хочешь получаешь, то ничего больше не хочется и становится неважным то, что ещё вчера важным казалось.

И много чего ещё другого стало понятно. Скажем так, более понятно. И раньше об этом знала.

Дофамин вырабатывается от какого-то действия, которое приносит радость. Организм этот источник радости запоминает, и потому человеку хочется повторять то, что принесло ему радость. Дофаминчику организму хочется. Требует свою дозу.

Если в обычных действиях радости у человека мало, — ну, не приносят ему радость обычные действия, либо общество или он сам запрещает себе что-то делать, что ему нравится. То человек начинает дофамин в организм добавлять искусственным путем. Стимуляторами выделения дофамина являются алкоголь, сигареты, наркотики.

Естественные источники выработки дофамина у всех свои: кому-то марки собирать нравится, кому-то в парке побегать или тяжести поподнимать, кому-то деньги зарабатывать — кому что. Секс много добавляет дофамина в организм при условии, что в начале сексуальной жизни секс приносил удовольствие. Иначе может возникнуть страх или неприятие секса.

— Раз дофамина от секса нет, то зачем он нужен? – думает организм и человек от секса отказывается или всячески его избегает, боится даже его.
А если понравилось, то секса хочется, очень. И даже возникает любовь и привязанность к какому-то отдельному человеку, с которым это лучше всего получается. Т.е. можно вполне заменить слова «я тебя люблю», на «у меня с тобой больше всего дофамина вырабатывается».

Ловушка искусственных источников дофамина: алкоголя, наркотиков, сигарет и, думаю, еды, заключается в том, что как только организм начинает получать стимуляторы выработки дофамина извне, он привыкает к их большему количеству в крови. Потому сигарет, наркотиков, алкоголя и еды начинает требоваться всё больше, чтобы получить тот уровень дофамина, который «порадует». Потому и требуется постоянное повышение дозы.

Дофамин можно и внутривенно ввести. Препарат так и называется дофамин. Но на себе не пробовала, так что описать это ощущение и чувство не смогу. Но, думаю, что радостно становится. Глаза блестят и т.д.

Поэтому не может человек просто взять и бросить пить или что ещё. Нужно что-то поменять в своей жизни, найти другой источник радости (дофамина). Иначе никак не получится сократить количество принимаемого алкоголя и наркотиков.

Один – за всех и все – за одного!

Материнская любовь – одно из самых естественных чувств в природе: каждая мать озабочена с самого начала здоровьем и безопасностью своего ребенка, ̶ вот почему крайне важно с самых первых лет жизни прививать ребенку навыки, которые помогут ему адаптироваться в социуме и, таким образом, избежать психологических трудностей.

Необходимо понимать, что, прежде всего, ребенок учится на примерах, а значит, именно домашнее окружение закладывает в сознании ребенка основы, на которых затем будут строиться все его представления о нормах поведения и отношениях между людьми.

Опыт нашей взрослой жизни показывает, что мир, в котором мы живем, представляет собой единую систему, благополучие которой зависит от того, на сколько согласованно действуют ее отдельные элементы.

Вот почему так важно с самого начала объяснить детям преимущества совместных, командных, действий, когда от одного зависит благополучие всех.

Прочувствовать это можно, если любую персональную задачу превратить в семейный проект. Например, один из членов семьи совершает действия для преодоления трудности или приобретения нового навыка, тогда в положительном результате должны быть заинтересованы все члены семьи и вознаграждение получают все.

Вознаграждение может быть весьма условным: это может быть конфета или фрукт, или совместный просмотр любимой программы, совместное чтение книги, прослушивание любимого музыкального эпизода.

Например, приучая малыша к горшку, можно не только поощрять его за успешный поход на горшок, но и его братьев и сестер, которые следят за тем, чтобы он был сухим и чистым. В итоге, все заинтересованы в положительном результате.

Таким образом, возможность оказаться в выигрыше мотивирует всех детей, и, как следствие, всеобщая поддержка помогает быстрее преодолеть трудности, приобрести новые навыки, закрепить старые, обменяться опытом и т.д.

На первом этапе, пусть забота будет вызвана вполне корыстным желанием получить вознаграждение. На следующем этапе можно добиваться, чтобы помощь стала привычным действием, а затем перешла в естественную потребность.

В противном случае, соперничество за внимание родителей превратит дом в район «местных боевых действий». Ну, а история учит, что не бывает «маленьких победоносных войн».

Мария Кувыркова, Наталья Серикова