Мама дома

Когда родился первый ребенок, первая мысль после родов была: «Ну, покормлю годик-полтора и отдам в садик, а сама на работу – изучать фотошоп, веб-дизайн, продолжу учебу и т.д. Ещё много дорог не пройдено, нужно всё успеть».

Прошло полгода. Мысль эта стала не совсем приятной. Да, мне очень тяжело. Я совершенно не понимаю, как его растить. У меня не хватает сил. Читать далее «Мама дома»

Как научиться понимать дочь-подростка

Начало — «Как правильно воспитывать дочь-подростка»

Через неделю идём на похороны. Скончалась Дашина одноклассница. Лейкоз. Ещё полгода назад девчонки рассказывали, как у Маши после больницы начали отрастать бровки, ресницы и волосы. Что они по вечерам сидят с Машей на лавочке в парке. Что пока её перевели на домашнее обучение, но, как только она окончательно выздоровеет снова придёт в класс. Не выздоровела.
Читать далее «Как научиться понимать дочь-подростка»

Когда ребенок бьет маму

В разные моменты развития и роста ребенок полутора — трех с половиной лет начинает проверять границы дозволенного, в частности таким способом. Бьет, щиплет, кусает, дергает за волосы маму, папу, бабушку. Как правило, в этом возрасте события разворачиваются в кругу семьи и еще не распространяются на других детей.

Что делать? Естественно, рецепт не универсален, но в случаях, когда речь идет о проверке границ, этого достаточно. Читать далее «Когда ребенок бьет маму»

Что дороже, чем жизнь человека…

А горбатого, как известно, могила исправит….

Дрессировала себя – по фиг. Горб дожидается подходящего момента и выскакивает, не предупреждая.

Вот и сегодня выскочил. И я как ошпаренная побежала курить и выпучивать глаза, чтоб слезы не текли и тушь не размазали…

Первый раз эта тема скрутила меня ещё в четвертом классе. Нас собрали с уроков на линейку. Читать далее «Что дороже, чем жизнь человека…»

Не люблю своего ребенка

Если сделать в Яндексе запрос «не люблю», то первым из предложенных вариантов поиска будет: «Не люблю своего ребенка». Осознать это для женщины все равно, что признаться в убийстве. А произнести это вслух… Наверное, это как признать свою ненормальность, врожденное уродство.

Читать далее «Не люблю своего ребенка»

Поколение «CRY»

Я вздрогнула. Неприятно вздрогнула. Словно меня дёрнули за зубной нерв.

Окно моё открыто, и в него ворвался крик. По-английски – «cry». Нет, это не был крик помощи, испуга или ужаса. Всего лишь воспитательница в детском саду увещевала детей «хорошо себя вести».

Читать далее «Поколение «CRY»»

Как правильно ссориться

Сначала давайте поговорим о боли. Нет-нет, не о физической, а о психологической. Когда кажется, что всё внутри вас «рвётся» на части, или когда слёзы «душат» вас, или когда сердце «сжимается» в груди. У кого как. Главное здесь ощущение плача внутри. Или даже снаружи.

Читать далее «Как правильно ссориться»

Почему ребенок стал агрессивным?

Как-то, на заре моей психологической практики (сразу после института) ко мне на прием пришла мама с 6-летним сыном с жалобами на то, что сын агрессивен, бьет детей в садике, все вокруг себя ломает, крушит. Любая вещь, которую он берет в руки, мгновенно разлетается на части. Воспитателям в садике грубит, маму не слушается. В общем – не ребенок, а одна бесконечная проблема…
Пока я слушала маму, у меня в голове стала формироваться одна гипотеза. Когда-то в институте мы проходили внешние проявления признаков того, что над кем-то осуществляется насилие. Когда человек находится в ситуации агрессии, насилия, внутреннее напряжение его настолько велико, что предметы, которые он берет в руки, ломаются сами по себе.
Такой человек, в свою очередь, проявляет необоснованную агрессию к окружающим. Он как будто постоянно защищается от них, находится на круглосуточной войне. И первая помощь заключается в том, чтобы начать говорить о ситуации насилия и о том, что она неприемлема ни для одного человека, тем самым его можно вывести на психологически безопасную территорию и снизить уровень его внутреннего напряжения.
Итак, я решила проверить свою гипотезу и задала маме вопрос, не подвергается ли её ребенок какому-либо насилию в семье, потому что поведение, которое она описала, очень похоже на ситуацию насилия над ребенком.
Мама помолчала минуту и сказала, что – да. У ребенка есть папа, который пьёт и бьёт их вместе с ребенком. Далее мама стала рассказывать, как это происходит, как мальчик его боится, убегает, прячется, как папа его настигает… Как потом он плачет, и как они вместе страдают.
Мы обсуждали с мамой, насколько эта ситуация ненормальна, травматична и для неё, и для её сына, и насколько важно защитить мальчика и вывести его из этого состояния. Оказалось, что с папой они давно не живут, он просто приходит к ним в гости, и можно просто не пускать его в дом и тем самым оградить ребенка от таких разрушительных встреч.
В начале разговора мальчик сидел и внимательно слушал, за время консультации он не сказал ни одного слова. Когда мы начали говорить о насилии, и, в частности, после слов о его праве жить в мире без насилия – он заснул прямо в кресле и очень крепко спал. После консультации мама вынесла его из кабинета на руках, и еще час он проспал в коридоре.
Через неделю они снова были в моем кабинете. На этот раз радостная мама взахлеб рассказывала мне, что сын проснулся после консультации совсем другим человеком. Открыл глаза и стал улыбаться, и за всю неделю не сломал ни одной вещи, не побил ни одного ребенка и ни разу не нахамил никому. Воспитатели не верят своим глазам, как и она, впрочем…
Вторую консультацию мы посвятили тому, что говорили о том, насколько важно для ребенка находиться в безопасности, как он меняется, и совсем не нужно на него кричать и одергивать его – просто защитить.
Мальчик тоже начал со мной общаться. В принципе, последующие консультации состояли по большей части в общении с самим мальчиком: он рассказывал о своих интересах, страхах, рисовал, лепил.
Мама удивлялась тому, что, оказывается, в его рассказах, в его рисунках и фигурках из пластилина есть смысл, которого она раньше не видела и даже не задумывалась об этом, а просто ругала его за каракули и неуемную фантазию.
Постепенно менялась и сама мама, по крайней мере, мне так казалось. Но продолжалось это недолго.
Однажды на консультацию они пришли совсем такие, какими я увидела их в первый раз: напряженная мама, взъерошенный мальчик. Мальчик опять молчал, опустив глаза. У меня мгновенно пронеслась мысль: «Приходил папа»…
Но мама начала свой рассказ с того, что поведение мальчика опять резко ухудшилось, опять он ломает игрушки и бьёт детей, и никого не слушается, и она опять не знает, что с ним делать.
На мой вопрос, что она думает о причинах такого его поведения, она ответила, что совсем-совсем не знает, почему так происходит. На мой вопрос: «Приходил ли папа?», – ответ был положительным.
Мне было удивительно, что она не провела параллелей между причиной и следствием, хотя мы обсуждали это много раз. Или не захотела по каким-то причинам увидеть эту связь теперь. Казалось, что наши прошлые встречи не оставили в этой женщине ни какого следа. Консультация прошла достаточно формально, мама спрашивала, как можно подействовать на ребенка, чтобы он перестал так «плохо» себя вести.
Они ушли и больше не возвращались…
Я вспоминаю эту историю и каждый раз думаю: «А можем ли мы что-нибудь изменить?»

Недетсадовский малыш, часть 1

Наконец-то, наконец-то вы нашли малышу подходящий садик и записали его в группу! Теперь – свобода! Можно выйти на работу, заняться собой и больше времени посвятить старшему сыну, да и крохе пора привыкать к «самостоятельной» жизни.

Но вот пришла осень, а за нею зима… Уже и весна не за горами. Сын или дочка давным-давно выучили дорогу в детский сад, но дорога эта не радует. В лучшем случае, малыш по ней плетется, украдкой вытирая рукавом слезы. Но иногда приходится буквально тащить его за руку, и тогда тихий плач сменяется истерикой. Читать далее «Недетсадовский малыш, часть 1»