Как помочь гиперактивному ребенку

В воскресенье, 17 марта, и понедельник, 18 марта, сайт «Я – женщина» совместно с проектами КругиТВ и Счастливое детство участвует в проведении двух очень важных круглых столов «Гиперактивность – отклонение или норма?» и «Что делать, если у вас гиперактивный ребенок».
Проблема эта настолько острая и неоднозначная, и ответы мы ждем столь же необычные. Приглашаем всех заинтересованных присоединиться, задавать вопросы, высказывать мнение.
il-kak-pomoch-giperaktivnomu-rebenku
И перед этими двумя важными круглыми столами мы берем на себя смелость опубликовать отрывок из книги сэра Кена Робинсона «Призвание», специалиста, чьи работы и книги посвящены инновационным подходам к творчеству и образованию.
Отрывок о девочке, которой в наше время поставили бы диагноз и начали лечить, но благодаря вниманию родителей и своевременному и грамотному вмешательству психолога маленький человечек смог раскрыть свои таланты, обрести свое призвание:
«Джиллиан было всего семь лет, однако ее будущее уже оказалось под угрозой. Ее успеваемость в школе была просто отвратительной. Джиллиан с опозданием выполняла задания, ее почерк был ужасен, а результаты контрольных – удручающие.
Кроме того, девочка отвлекала от занятий весь класс: то шумно ерзала на месте, то глядела в окно, вынуждая учителя прерывать урок, чтобы вновь привлечь ее внимание, то мешала своими выходками сидящим вокруг нее детям. Джиллиан все это не особенно волновало – она привыкла, что взрослые делают ей замечания, и действительно не считала себя трудным ребенком, – однако учителя были обеспокоены.
Ситуация достигла апогея, когда руководство школы написало письмо ее родителям. Учителя считали, что у Джиллиан проблемы с обучаемостью и что, возможно, для нее будет лучше перейти в школу для детей с ограниченными возможностями. Все это происходило в начале 1930-х годов. Я думаю, сегодня бы сочли, что у нее синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), и посадили бы ее на пихотропные препараты. Однако в те времена этого термина еще не придумали. На СДВГ нельзя было сослаться при любой возможности.
Родители Джиллиан, получив письмо из школы, очень обеспокоились и немедленно начали действовать. Мать Джиллиан одела дочь в лучшее платье и туфли, собрала ее волосы в аккуратные хвостики и привела к психологу, опасаясь самого худшего.
Джиллиан рассказала мне, что помнит, как ее пригласили в большую комнату, обитую дубовыми панелями, где на полках стояли книги в кожаных переплетах. В комнате возле большого письменного стола стоял представительный мужчина в твидовом пиджаке. Он провел Джиллиан в дальний конец комнаты и усадил на огромный кожаный диван. Ноги Джиллиан не доставали до пола, окружающая обстановка настораживала. Она нервничала по поводу того, какое впечатление произведет, поэтому села на руки, чтобы не ерзать.
Психолог вернулся к своему столу и в течение последующих двадцати минут расспрашивал мать Джиллиан о трудностях дочери в школе и о проблемах, причиной которых, по словам учителей, являлась девочка. Не задавая ни одного вопроса самой Джиллиан, он все время внимательно наблюдал за ней. Из-за этого Джиллиан испытывала крайнюю неловкость и смущение. Даже в столь нежном возрасте она понимала, что этот человек сыграет значительную роль в ее жизни. Она знала, что означало посещать специальную школу, и не хотела иметь с этой школой ничего общего. Она действительно не считала, что имеет какие-то реальные проблемы, но, кажется, все вокруг думали наоборот. Судя по тому, как ее мать отвечала на вопросы, возможно, что даже она так считала.
«Кто знает, может, они и правы», – размышляла Джиллиан, сидя на диване. Наконец мать Джиллиан и психолог закончили разговаривать. Мужчина поднялся из-за стола, подошел к дивану и сел рядом с девочкой.
– Джиллиан, ты вела себя очень терпеливо, спасибо тебе за это, – сказал он. – Но потерпи еще немного. Сейчас мне нужно поговорить с твоей мамой наедине. Мы выйдем на несколько минут. Не беспокойся, это совсем ненадолго.
Джиллиан с опаской кивнула, и двое взрослых оставили ее в комнате одну. Однако, выходя, психолог, перегнувшись через стол, неожиданно включил радио. Как только они вышли из комнаты в коридор, доктор сказал матери Джиллиан:
– Постойте здесь минутку и посмотрите, чем она занимается.
В стене находилось окно, через которое можно было видеть, что происходит в комнате. Взрослые стояли так, что Джиллиан не могла их видеть. Почти сразу же девочка вскочила на ноги и начала двигаться по комнате в такт музыке. Двое взрослых несколько минут молча наблюдали за девочкой, пораженные ее естественной, почти первобытной грацией.
Наконец психолог повернулся к матери Джиллиан и сказал:
Знаете, миссис Линн, Джиллиан не больна. Она танцовщица. Отведите ее в школу танцев.
Я спросил Джиллиан, что произошло потом. Она ответила, что мать последовала совету психиатра.
– Я не могу передать, как это было чудесно, – рассказала она мне. – Я входила в комнату, полную таких же людей, как я. Людей, которые не могли долго сидеть на месте. Людей, которым для того, чтобы мыслить, необходимо было двигаться.
Она начала раз в неделю ходить в школу танцев и каждый день тренировалась дома. В конце концов, она поступила в Королевскую балетную школу в Лондоне. Затем Джиллиан присоединилась к Королевской балетной труппе, стала солисткой и объехала с выступлениями весь мир.
Когда этот этап ее карьеры завершился, молодая женщина создала собственную студию мюзикла и поставила ряд весьма успешных шоу в Лондоне и Нью-Йорке. Затем она познакомилась с сэром Эндрю Ллойдом Уэббером, в сотрудничестве с которым были созданы знаменитые мюзиклы «Кошки» и «Призрак оперы», получившие фантастическое признание и имевшие колоссальный успех.
Маленькая Джиллиан, девочка, чье будущее было под угрозой, приобрела мировую известность как Джиллиан Линн – одна из знаменитейших хореографов нашего времени, подарившая удовольствие миллионам людей и заработавшая миллионы долларов.
Это произошло потому, что кто-то глубоко заглянул в ее глаза. Кто-то чуткий и внимательный, кто уже видел раньше таких детей и умел читать знаки скрытого таланта. Кто-то другой мог вынудить ее принимать лекарства и велеть, чтобы она успокоилась. Но Джиллиан не была проблемным ребенком. Не было нужды отправлять ее в специальную школу. Ей всего лишь нужно было помочь стать той, кем она была на самом деле».

Откуда в маленьком ребенке жестокость?

Вопрос: Дочке 6 лет. Всегда была очень общительная и активная, очень легко пошла в детский сад и ходит все годы с удовольствием, в отношении с детьми — лидер. Причем такой своеобразный лидер: она всегда в группе лидеров, но в группе часто бывает кто-то, чьему влиянию она подвержена.
Беспокоит меня то, что дочь иногда обижает других детей, дразнит. Обижает словами.

Заметила это еще пару лет назад. Как-то ехали отдыхать, сидели в аэропорту, рядом сидела другая девочка с мамой, и дочь начала к ней цепляться (первая): а у меня игрушки красивее, а я еду отдыхать, а ты нет, а у меня вот зато папа есть (!), а где твой? От этого я вообще в недоумении была… Никогда не замечала, чтобы она ТАК дразнилась… и с чего тоже непонятно. У нас полная семья, никаких проблем с папой не было, почему вдруг ей пришло в голову ТАК задеть другого ребенка.
Поговорила с ней, объяснила, что очень нехорошо и некрасиво дразниться и говорить такие вещи.
В саду воспитатели с конца прошлого учебного года мне стали говорить, что девочки-лидеры устраивают коалицию и не дружат с кем-то из более тихих детей. Дочь, например, может обидеть, сказать: «А ты некрасивая, а ты не так одета». Одну девочку, которая донашивает вещи других детей, так довела до слез…
От этого я вообще в шоке… НИКОГДА в жизни ее ничему подобному не учили, и в таком ключе не обсуждали, не говорили, что одежда и внешность главное, что дружат с красивыми. Мне просто ужасно тяжело, что мой ребенок так себя ведет. Всегда была уверена, что если ребенок так говорит, то в семье так говорят и считают родители.
Спросила, она одна это делает или в группе. Воспитательница говорит, в этом году девочки лидеры объединяются и дразнят детей-тихонь. Мы, говорит, с этим боремся, но не всегда получается. Дочь говорит, что лидеры прислушиваются к одной из девочек, которая выбирает, кого дразнить, перечить она боится, потому что тогда лидеры могут объединиться против нее. Конечно, я буду опять и опять  разговаривать с дочкой, но я это и так делаю регулярно, обсуждаем с ней разные ситуации… Но я не могу быть с ней там в саду, и каждый раз вмешиваться в такую ситуацию.
Откуда у моего ребенка такая жестокость? Перерастает ли она во взрослую жестокость? Как это корректируют?
Комментарий специалиста:
Проблема-то как раз в окружении. В детском саду оказалось плохое окружение. Мама стала замечать жестокость еще в 4 дочкиных года, но забила панику в 6 лет! Почему так долго ждала? Но допустим, она забила панику сразу. Что делать? Переводить в другой детский сад? Так это большая проблема сейчас. Уходить с работы? А кушать? Найти няню? Тоже может быть не по карману. Да и с другим детским садом может не повезти. Что делать? Как поменять окружение, в котором оказалась дочь? В общем, может быть куча проблем и отговорок, но если дочь и ее будущее дороги, то, конечно, нужно менять детский сад (окружение), бросить на это все силы и убедиться, что дочь в хорошем коллективе.
Другой момент… все равно и в родительском воспитании есть какая-то проблема. Например, мама постоянно пишет, что дочь лидер в группе лидеров, когда, на самом деле, дочь – один из исполнителей настоящего лидера группы, потому что если ты лидер, то группа прислушивается к тебе и твоему мнению. То есть мама хочет видеть в дочери лидера, но ни она, ни дочь до конца не понимают, что значит быть лидером и как им быть.
Дочь всеми силами пытается удовлетворить установку по первому пункту, хотя по характеру просто экстраверт, но не лидер. Много вопросов возникает относительно реакции мамы в аэропорту, что ее шокировало не поведение ребенка в целом, а, прежде всего, последний пункт про папу. Насчет того, что темы внешности и статуса в семье не обсуждаются, — дети легко считывают невербальную информацию у своего окружения, поэтому в семье необязательно что-то говорить и обсуждать вслух, чтобы ребенок получил определенную установку.
Поэтому детским психологам о-о-очень тяжело: родители редко признают проблему в себе, но видят ее в ребенке и удивляются «в кого?». Хотя я согласна, что есть случаи, когда ребенок «не в родителей», но это уже клинические случаи, когда ребенок болен.
Отвечая кратко на вопросы: Жестокость у ребенка от окружения. Если окружение не изменится, то ребенок вырастет жестоким. Корректируется сменой окружения, в котором не будет дедовщины и лидеры будут заботиться о других детях, а не обижать их.
Заботиться об окружении ребенка — задача родителей, поэтому все в их руках, нужно просто захотеть и приложить все усилия к нахождению доброго окружения для ребенка.

Муж хочет мальчика, или как правильно ждать будущего ребенка

Вопрос: «Когда муж хочет мальчика, что в принципе понятно — первый ребенок… Он всячески меня поддерживает, и девочке тоже будет рад, но все равно я явно ощущаю, что мальчику он будет рад раз в 10 больше. Это как бы умаляет мою радость от потенциальной девочки, и тут же появляется чувство вины: ну что я за мать. И появляется зависть к подругам, у которых родились мальчики… Неприятные ощущения, хочется радоваться и любить любого ребенка.
Спасибо большое.

Шани».


Есть очень хороший комментарий Yana к моей статье «Насколько важен пол будущего ребенка»: «Мне кажется, эта «проблема пола» идет от более глобальной беды современного общества — желания гарантий. Мы уже давно не относимся ко всем приходящим к нам ситуациям, как к посланию, возможностям. Это теперь для нас испытание нервов на прочность, мы пытаемся ЖИЗНЬ приспособить к своему привычному быту. И терпим поражение.
И ребенок теперь внутри нас не подарок ЖИЗНИ, а комплекс растущих проблем: нас ведь устроит только здоровый, сильный малыш, известного пола, с гарантированным счастливым будущим! А это человек со своей судьбой, возможно не очень совпадающий с образом пасхального ангела… И это первая мудрость, которой учат нас дети. Они приходят с уверенностью, что мы их любим любых и с готовностью и нас любить любыми».
Вопрос пола ребенка — это вопрос о принятии ребенка таким, какой он есть, а не таким, каким мы ожидаем, чтобы он был. Можно провести обсуждение с мужем в таком ключе:
Почему я хочу сына? Почему я хочу дочь? Каким будет наш сын? На кого он будет похож? Что ему будет нравиться? Какой у него будет характер? А если будет дочь? На кого она будет похожа? Что ей будет нравиться? Какой у нее будет характер? А если сын не будет любить футбол? А если он будет играть в куклы, рисовать и играть на флейте? А если дочка будет ненавидеть кукол и обожать машинки? А если у них будет ужасный характер? А если ребенок будет некрасив? А вдруг он будет глупее соседского ребенка? А вдруг у него будет что-то со здоровьем? А вдруг он будет особенным? А? Как? Как мы, родители, можем это все контролировать? Готовы ли мы принять и любить НАШЕГО реального ребенка или нам нужен ребенок нашей мечты? Что мы будем делать, когда поймем, что этот ребенок совсем не то, что мы ожидали? Как можно любить ребенка безусловно, если он не соответствует нашим желаниям?
А легко! Любовь – это отдача, исполнение желаний другого, я стремлюсь радовать и наслаждать того, кого люблю. Тогда какая разница, кому отдавать – мальчику или девочке, брюнету или блондину, музыканту или футболисту, глупому или умному? Конечно, если я люблю футбол, то мне приятен ребенок, который тоже любит футбол. Но если я люблю своего ребенка, то не буду давить на него своими желаниями, а буду исходить из его талантов и потребностей. И если надо, то отдам его в музыкальную школу и вообще начну разбираться в музыке и остальных его интересах.
Что же получат родители в ответ на свою любовь? Счастливого гармоничного ребенка. Ведь это и есть цель родительства – воспитание нового человека, который сможет реализовать себя в обществе, а не удовлетворение своих амбиций. Поэтому-то и неважно, каким будет ребенок, важно — какими вы будете родителями и воспитателями.
Мне кажется, если есть проблема с принятием ребенка, то родителям нужно регулярно проводить беседы друг с другом на эту тему, напоминать друг другу, что они  будут любить любого ребенка и видеть добрый поворот судьбы в любой ситуации.

Девочка не имеет интереса к учебе

ВОПРОС: «Моей дочери 11 лет. Девочка воспитывается в неполной семье. Ребёнок не имеет интереса к учёбе, всё свободное время играет в куклы, не хочет взрослеть. Как мотивировать  ребёнка к учёбе?

Оксана»

Есть хороший ответ на этот вопрос в статье «Как повысить мотивацию школьника к обучению?»
Важно в решении любой проблемы идти от конкретной ситуации.

Итак, мы имеем девочку из неполной семьи (растущую без отца) на пороге пубертата, которая не хочет взрослеть.
Если она играет в куклы, то это, с одной стороны говорит нам о том, что она не хочет расти и брать ответственность на себя (что приходит к нам с взрослением — чем мы старше, тем больше на нас ответственности). С другой стороны, возможно, она в игре формирует свои материнские и воспитательные качества. Если это так (надо понаблюдать за ее играми, посмотреть, что за темы, что за сюжеты разыгрываются, какие слова она произносит от своего лица и лица кукол), то можно стимулировать ее к учебе для того, чтобы потом она могла заниматься с младшими детьми и учить и воспитывать их.
Если же игры ее действительно являются лишь средством, чтобы избежать необходимости учиться, то важно понять, почему.
Для того, чтобы это анализировать, нет достаточно информации о том, как давно возникла проблема. Сколько времени девочки растет в неполной семье? Есть ли у нее другие обязанности, помимо учебы и т.д.?
Также, безусловно, важно создать для девочки окружение, в котором демонстрируется важность учебы, обучения, познание нового, саморазвития. Организовать совместное обучение в интересной форме — походы в музеи с интересующей девочку тематикой, кружки с участием важных для нее подруг. Самой маме стать правильным окружением для девочки: демонстрировать, как вы изучаете что-то после работы, а не смотрите весь вечер телевизор, приносить интересные статьи, искать в интернете сайты, направленные на обучение и развитие и т.д.
И обязательно поощрять даже самый малейший шаг 11-летней воспитанницы в сторону познавательной деятельности и обучения.

Папа на выходные

Звонит мобильник. Быстро вытаскиваю его из сумки. Не успела! Рядом остановились мать с дочерью лет пяти, очень милым созданием, в яркой шапочке, из-под которой торчат две косички. О чем это она?
— Мам, а папа приедет в эти выходные?
— Обещал, доченька. Но даже если не приедет, мы с тобой найдем, чем заняться: съездим к бабушке в гости. Она тебе куклу новую купила.

— Мам, я бабулю очень люблю, но без папки мне плохо.
— Я понимаю, дорогая, но папа теперь живет в другой семье, и ты должна привыкать к тому, что видеть его будешь реже, чем тебе хотелось бы.
Малышка всхлипнула, мать обняла ее, и они пошли дальше…
И я вдруг вспомнила свое детство. Отец часто уезжал в командировки. А я зачеркивала в календаре дни, когда его не было дома, черным карандашом. А день возвращения  – красным. Как я его ждала! Могла хоть всю ночь не спать, если он возвращался ночью, потому что знала: домой он обязательно вернется.
А у этой малышки даже такой уверенности нет. Приедет отец – праздник. Нет – опять ожидание. Как тоскует, наверно, ее бедное сердечко! Редкие встречи с  папой на выходные для нее и радость, и переживания: возможно, она не такая, делает что-то не так, в общем, виновата в том, что отец не хочет с ней видеться.
А как тяжелы неизбежные расставания! Может, она тоже зачеркивает черным карандашом дни в календаре, когда отца нет рядом?
По статистике в России более половины браков заканчивается разводом. И зачастую огромным стрессом для детей, для которых распад семьи – настоящая трагедия.
Да, можно, наверно, общаться с отцом по телефону. Но как хочется, чтобы он зашел к тебе в комнату перед сном, поцеловал, поправил подушку, сказал, что ты самая красивая на свете. Именно так формируется будущая женщина.
И ей очень важно мнение отца о том, как она выглядит. Иначе она будет искать этого на стороне, например, в детском саду вертеться вокруг охранника, липнуть к соседу или спрашивать об этом у старшего брата. Хорошо, если они отнесутся к этому с пониманием и не скажут в ответ что-нибудь такое, что приведет к формированию низкой самооценки у малышки. И это очень осложнит впоследствии ей жизнь.
Не исключено, что у женщины, выросшей без отца, могут быть серьезные проблемы в собственной семье. Ведь именно там, уже начиная с раннего возраста, ребенок приобретает бесценный опыт выстраивания взаимоотношений с другими людьми. Именно в семье постепенно складывается его отношение к миру и к себе в нем.
Все наши взрослые проблемы, комплексы, фобии родом из несчастливого детства, утверждают психологи.
«Воскресный» папа, конечно, частично компенсирует потребность ребенка в общении и пробелы в воспитании. Но… как часто в погоне за счастьем для себя мы делаем несчастливыми тех, кто нас любит, кто совсем не виноват в том, что у нас (взрослых) не сложилось… и перечеркиваем им жизнь черным карандашом.
 

Насколько важен пол будущего ребенка

Я никогда не задумывалась над тем, насколько тема пола будущего ребенка будоражит умы, пока не оказалась в окружении планирующих или уже беременных женщин.
Вокруг меня регулярно велись обсуждения: кто кого хочет, кто лучше: мальчики или девочки, у кого какие предположения относительно пола, обсуждение примет, таблиц для определения пола, графиков и диет для получения ребенка определенного пола, обсуждение УЗИ и вероятности ошибки.

А потом сообщения: как жить дальше, ребенок не того пола? Казалось бы, зачем вообще загонять себя в подобную ситуацию? Вместо того, чтобы растить в себе любовь без границ к будущему ребенку — любого пола, с любой внешностью, способностями и характером? Готовить себя к любому сюрпризу судьбы и ограждать от ненужных разочарований. Какой-то очень странный и печальный отвлекающий маневр перед неизвестным — пытаться контролировать пол ребенка.
Но окружение неизбежно влияет на человека. И я там была.
В первый раз половину беременности я была уверена, что в нашей семье появится мальчик, потому что мне так нагадали: сначала мальчик, потом девочка. И хотя муж утверждал, что у нас будут только девочки, на тот момент гадалка мне казалась более компетентным специалистом в этом вопросе. Итак, двадцать с хвостиком недель я общалась с мифическим мальчиком. Когда же на УЗИ мне показали 100% девочку, я была шокирована: где мой мальчик?
Известно, подобный крах воображаемого образа воспринимается как настоящая потеря, так устроена наша психика. По сути, в тот момент мальчик внезапно «умер» и родилась девочка, и я оказалась в ситуации, когда, с одной стороны — оплакивала свою потерю, а с другой — конечно, радовалась девочке. А потом на этом месте выросло чувство вины за неполную радость, которое нужно было компенсировать и преодолевать.
Во второй раз я не хотела так мучиться, наученная опытом, я ждала РЕБЕНКА любого пола. Тем не менее, окружение относилось к подобным установкам с недоверием, и приходилось регулярно выслушивать, что теперь желать нужно ребенка противоположного пола от имеющегося, то есть мальчика.
Неужели невозможно избавиться от подобных стереотипов?
И тогда я задумалась: какой жизнеутверждающей темой можно заменить это разрушительное обсуждение пола ребенка? Пол — это второстепенная ерунда, любая — за редким исключением — женщина понимает это, если не до родов, то сразу после. Что же главное? Здоровье? Удобный характер? Доброе сердце? Дружба в семье? Чтобы было легко полюбить?
(Для заинтересованных читателей: гадалка ошиблась на 50%.)

Рождественская история на новый лад

В одной европейской стране — неважно в какой, в одном детском садике — его название не имеет никакого значения, в канун Рождества под ёлкой, обвешанной разноцветными игрушками, сидела маленькая девочка, лет пяти или шести. На её больших голубых глазах, как дождик на ёлке, блестели слёзы. Но разве в такой весёлый праздник ребёнок может так горько плакать? Да, может. Девочка горько плакала и с тоской смотрела, как мамы и папы забирают своих детей с рождественского утренника домой.

Бабушка, с добрым лицом, заботливо наклонилась над внуком, чтобы повязать ему шарф, который, видимо, она сама и связала. Отец бережно помог сыну одеть такие же, как у него, кожаные перчатки и, гордо похлопывая его по плечу, сказал: «Смотри, сынок, не снимай, а то пальцы на морозе замёрзнут». Одна из матерей ласково погладила дочку по голове и сказала: «Деточка, милая, не ешь столько сладкого, дома тебя ждёт тёплый обед.»
От этих слов на большие и доверчивые глаза маленькой девочки, сидящей под пушистой ёлкой, ещё больше навернулись слёзы. Ей хотелось кричать в этот праздничный вечер, кричать от внутренней боли. У всех детей в садике есть папы и мамы, а у неё — нет никого! Никто не придёт за ней, не пожалеет, не прижмёт ласково к груди и не скажет: «Доченька, милая, я так тебя люблю!».
Жизнь этой девочки пуста. Других детей ждут дома тёплый ужин, праздничные свечи, подарки, родственники, друзья, а её не ждёт никто и ничто. Она тихо, казалось даже смирившись, сидит и ждёт, когда вместо заботливой мамы за ней приедет такси, и молчаливый шофёр отвезёт её в детский дом, где она живёт уже последние полгода.
В садике ещё царит воодушевление и радость, дети показывают родителям свои подарки, а нашей юной героине под ёлкой показать свои подарки некому. Отец ушёл из семьи, когда она была ещё совсем маленькой, даже его лицо не осталось в её памяти, а мать решила отдать её в детский дом за неимением достаточных средств к существованию, но главным образом для того, чтобы устроить личную жизнь.
Она навещает дочку раз в месяц, рассказывает ей сказку, дарит коробку конфет и уходит, чтобы снова вернуться через месяц. У девочки в этот день кружится голова от счастья, до вечера вспоминает она запах маминых волос, у мамы такие добрые руки. «Мама, мамочка, где ты? Забери меня, пожалуйста, отсюда», — шепчет маленькая девочка во сне после встречи с мамой, сжимая в руках подаренную ею коробку конфет.
– Милый, Санта Клаус, сделай, пожалуйста, так, чтобы я снова вернулась домой и чтобы снова была вместе с мамой, – шепчет маленькая девочка под ёлкой в уже опустевшем детском саду. Все разошлись, и лишь она осталась наедине со своей болью, да воспитательница, которая недовольно поглядывала на часы:
– И почему этот таксист до сих пор не приехал, – ворчала она – мне уже к детям домой надо.
В тот день я тоже работала в садике, это была моя трёхмесячная стажировка, и пока девочка, горько всхлипывая, ждала таксиста, я обошла все комнаты, проверила окна и двери, везде выключила свет, а сердце моё сжималось от боли за этого ребёнка.
Сегодня канун Рождества, семейный праздник, а она больше не знает, что такое семья. У неё уже в детстве забрали дом, она – сирота, а вокруг так мало сочувствия! Неужели, мы сможем спокойно спать, пока на свете есть такие дети?
Я тихо подошла к ёлке, сняла с самой верхушки игрушечного ангела и вложила его в тёплые ладошки дрожавшей девочки. Она сейчас была похожа на маленького ещё не оперившегося птенца, выпавшего не по своей воле из гнезда.
– Возьми, дорогая, и пусть этот ангел принесёт тебе счастье. Знаешь, в канун Рождества, он исполняет самое заветное желание, – сказала я.
Пусть моя мама вернётся, мне её так не хватает, – не задумываясь, ответила девочка, и на губах её появилась счастливая улыбка.
Раздался звонок, на пороге стоял мужчина лет сорока:
– Простите, пробки, – извинился он, взял девочку за руку, попрощался с нами, и они ушли.
А ведь на месте этой бедной девочки мог оказаться любой из наших детей! От этой мысли у меня пробежал мороз по коже. Находясь в тёплом помещении, я почувствовала, как сейчас холодно на улице и как холодно в душах многих людей, которые забыли сегодня, что такое СОЧУВСТВИЕ. И я представила, что было бы так хорошо, если каждый человек в мире подумал о тех детях, и не только детях, которым сейчас очень плохо и, может, от нашей внутренней заботы их жизнь наполнилась бы любовью?
Ведь в душе каждого из нас живёт обездоленный человек, тоскующий по материнскому теплу и доброте, обездоленный, который никак не может вернуться домой. Так, может, если мы сами начнём дарить любовь и доброту другим людям, то сумеем заново построить свой внутренний дом, в котором всегда праздник? Ведь, если разобраться, весь наш мир – это маленькая обездоленная девочка под пушистой ёлкой!

Девочка не общается со сверстниками

«Девочка 3,5 лет посещающая детский сад не общается со сверстниками. Посещает с мамой студию рисования и лепки и там не проявляет интереса. Не можем найти причину. Подскажите, пожалуйста.

Наталия»


Всегда, важно учитывать законы нашего восприятия. Будет объективным, предположить, что эта история представлена через призму восприятия взрослого. Если бы человек принес данную  ситуацию в кабинет психотерапевта, то специалист исследовал бы разные зоны этого вопроса:
1. Прежде всего, рекомендовали бы исключить физиологическую причину данного явления при помощи специалистов (невролог, логопед), а также рассмотрел бы историю беременности и рождения ребенка.
2. Родительский стиль воспитания. Речевая деятельность ребенка – это вид психической активности.  При гиперопеке активность ребенка уменьшается пропорционально родительской активности. Взрослый предупреждает любое действие ребенка, заменяя его своим. Поэтому подавляется в самом начале первичный активный импульс.
3. Психологические особенности родителя. Например, если у мамы общение — большая ценность, которая бессознательно управляет ее жизнью, то она сквозь нее рассматривает ребенка. Из этого следует необъективная оценка способности в общении девочки.
4. Эмоциональное благополучие/неблагополучие ребенка. Страхи, эмоциональная депривация (эмоциональное отвержение ребенка родителем) порождают физическое и психическое нездоровье ребенка.
Таким образом, причин необщительного поведения ребенка много. Чтобы определить реальную, необходимо обратиться к специалисту – психотерапевту. Надеемся, что своевременный визит к специалисту поможет вам в кратчайшие сроки справиться с вашей трудностью. Желаем удачи!
психологи Лилия Катричева, Наталья Бондаренко

Комментарий дня: "С рождением дочерей началось мое рождение, как Женщины"

Из комментариев на статью Яны Ташаевой «Женский вопрос». Воспитание девочки»:
Nadya G: «И у меня тоже две доченьки. Вареньке 5,5 лет, а Верочке 11 месяцев. Яна, Вы так точно подметили: «Девочка — это такое зеркало, которе всегда перед носом. И ее интересует ТОЛЬКО мама! Так что мама оказывается перед необходимостью быть идеальной женщиной…» Я так себя и ощущаю.

И если с рождением первой дочурки я с удивлением обнаружила, что она разговаривает с куклами и папой моими словами и интонацией, то с рождением второй доченьки ощущение того, что теперь я беспрестанно нахожусь под прицелом. меня не покидает вот уже 11 месяцев!
Если честно, то вначале я просто была в жутком дискомфортном состоянии. Дома, где я всегда чувствовала себя в безопасности, могла делать. что захочу, была сама себе королевой (короче 100%-ная эгоистка:)), теперь я была под постоянным прицелом четырех пар женских глаз, следящих за каждым моим движением, интонацией… Я чувствовала себя словно мышь в исследовательской лаборатории.
С рождением дочерей началось мое рождение, как Женщины. Я просто не была к этому готова и всячески сопротивлялась. При моих малышках я могла выяснять отношения с мужем, смотреть какой-нибудь мыльный сериальчик, болтать о всякой ерунде с подругами и обсуждать кого-нибудь… И всегда, спиной, боковым зрением я чувствовала на себе взгляд старшей дочери. Но это меня не сильно останавливало. Как будто мне хотелось доказать себе и ей, что я тут главная и делаю то, что мне хочется делать. Какая-то ревность женская что-ли… И чего это ради я должна себя переделывать?
Может, меня осудят за то, что я тут написала, но только сейчас я готова к переменам. Да. Только тогда, когда у нас родилась вторая малышка, тогда, когда через полгода мне исполнится 30 лет, только сейчас я готова по-настоящему родиться. И в этом мне помогают мои девочки! Они — мое зеркало, отражение всего, что есть во мне. Дети — это бесценный подарок, дарованный нам Творцом! Это еще один шанс стать лучше, мудрее, добрее, научиться любить по-настоящему и начать делиться этой любовью с окружающим миром.

Не хочу учиться – хочу жениться!

Вопрос:

Мальчик восьми лет выбрал себе невесту. Утверждает, что у него все серьёзно, говорит только о ней, мобильный телефон полон её фотографиями, которые он постоянно рассматривает – и дома, и на уроках в школе. Пожалуйста, подскажите, что делать. Я не против их дружбы, но всё это отрицательно сказывается на учебе. Учительница говорит, что он постоянно смотрит в окно и находится в отрешенном состоянии.

Комментарий специалиста:

Начнем с того, что возраст 8 лет – это период активного усвоения социальных норм и способов взаимодействия.

А именно эти качества – целеустремленность, высокий уровень саморегуляции– востребованы современным подходом к обучению, который построен на заучивании большого количества учебного материала, причём зачастую – без опоры на интерес ребенка. Мышление детей этого возраста очень конкретное, т.е. они должны увидеть, чтобы поверить. Им трудно понять то, что они не видели.

Характеризует детей этого возраста высокая эмоциональность (эмоция возникает быстро и ярко, как вспышка, но длится непродолжительное время). Поэтому «невеста» или друг могут быть выбраны на весьма непродолжительное время, если, конечно, этот выбор не встретит активного сопротивления со стороны взрослых. Ведь сопротивление и запреты зачастую повышают интерес к объекту желания.

С другой стороны, в этом возрасте очень важна роль примера в воспитании. Мальчик, видимо, находит в окружении примеры такой «влюбленности» и копирует их в своем поведении.
Отрешенность, о которой вы говорите, напоминает бегство от неинтересного и вызывающего трудности занятия – учебы. Вернуть этот интерес возможно, если использовать другие методы познания.

Например, для изучения природоведения желательно бывать на природе, в зоопарке, смотреть фильмы о животных, наблюдать за домашними питомцами; перед тем как на уроках труда учиться готовить, шить или работать в мастерской, полезно сходить и посмотреть, как это делают конкретные люди на своих рабочих местах – показать работу повара, швеи, столяра и т.д. Это оставит неизгладимые впечатления и вызовет яркие эмоции, благодаря чему знание будет усвоено накрепко.

Другой важный аспект – целостность в подаче материала. Ведь все науки исходят из жизни и неразрывно связаны с нею. Современная же школьная система разрывает связи между науками и одновременно отдаляет их от жизни, затрудняя их изучение. Такое «выхолощенное» знание нелегко усвоить и взрослому человеку, не то что ребенку 8 лет. Следствием этого может стать «убегание» в различные виды игр, фантазий, влюбленности. В процессе обучения важно показать взаимосвязи, существующие в мире (ведь все науки существуют только для того, чтобы описать их – каждая на своем языке), чтобы пробудить в ребенке внутренние вопросы: «Для чего все это?», «Почему все именно так?», «Что благодаря этому происходит?».

В семье в такой ситуации хорошо было бы поговорить с ребенком о важности образования и через один интерес прийти к другому: например, показать, что девочке важно то, что он хорошо учится. Или объяснить, что учиться нужно, чтобы работать и содержать семью.

В этом возрасте у ребенка формируется отношение к его окружению. Появляются более четкие приоритеты: важное/неважное, нравится/не нравится, интересное/неинтересное.

Это период недостаточно развитой волевой саморегуляции– т.е. ребенок зачастую не способен доводить начатое дело до конца (если занятие для него не интересно), упорно, преодолевая препятствия, длительное время двигаться к намеченной цели.

Возможно обсудить с ребенком варианты его же воспитания: «Школа и знания,конечно, важны, и девочка тоже важна. Давай вместе подумаем, как быть. Ведь ты стал хуже учиться. Может, решим, сколько времени тебе нужно на занятия и сколько – для девочки?».

Методика интегрального воспитания