Сила любви в единстве

За окном мелькают огоньки станций городов и сел. Дорога кажется такой долгой, но зато есть время для размышлений. В вагоне я одна, на столе стоит дрожащий стакан с чаем, а стук колес поезда отсчитывает ночное время. К утру буду на месте, еще есть время для хороших воспоминаний. Я говорю хороших, потому что в жизни все познаю в сравнении. За плечами осталось тяжелое прошлое, даже страшно вспоминать об этом. Исправительная колония… Когда родные отрекаются, сына забирают в детский дом, а родного и близкого человека больше нет. Но сейчас не будем об этом.

fotolia_16618808_subscription_xxl_4

Сейчас я еду к одной и из подруг, с которой вместе отбывали срок. У нее беда, ей нужна помощь. Хлопотала о сокращении срока заключения для нее наша психолог колонии. Ей повезло, она поступила уже беременная, и сама не знала об этом. А выпустили из колонии на девятом месяце. Казалось бы все хорошо, но беда в том, что она хочет родить и оставить в больнице ребенка. Я понимаю ее, нелегко было там за высокими стенами и на свободе не лучше. Сирота, без специальности, без работы, без родных. Об этом написала мне наша психолог из колонии.

Эту женщину мы будем помнить всю жизнь. Благодаря ей изменилась наша жизнь, сами понимаете, какие законы управляют за высокими стенами. Иногда нам казалось, что выжить просто невозможно. Молодых женщин было пятеро и осуждены мы были, далеко не за хорошие делишки. А эта женщина сумела найти подход к каждой и растопить наши сердца. Такая маленькая хрупкая, наша дорогая Эмма Давидовна многому нас научила.

Рассаживала нас перед собой, много рассказывала о своей жизни, о том, как психологом стала и почему именно в тюрьме. И когда она говорила, слова, как горящие искорки от костра загорались между нами. И я почувствовала какое-то теплое неведомое мне чувство доверия ко всем. Хотелось все слушать и слушать. Мы ждали каждой нашей встречи, и тяжелая судьба казалась не такой тяжелой, и день был совсем недолгим. Мы научились жить проблемой каждого из нас, вместе решали, вместе мечтали, делились, чем могли. За высокими стенами мы поручились друг за друга, быть ответственной за каждую из нас. Только сейчас я поняла, какая сила в поручительстве, какая крепость в единстве нашем. Узнав о беде подруги, почувствовала ответственность за нее, потребность всем собраться и решить, как ей можно помочь.

Уже светлеет, стоим на станции в маленьком городке. Людей не было видно, но поезд еще не отправлялся. На перроне из ящика для мусора, две огромные собаки вытаскивали и доедали отходы. С ними рядом маленький котенок пристроился на завтрак. И ,что удивительно, была мирная трапеза .Собаки вытаскивая следующую порцию охотно делились с котенком. У меня сразу мысль проскочила, что беда их сплотила. Ведь столько в мире зла, неужели людям нужно большой общей беды, чтобы понять это?

Вот поезд и тронулся, опять мелькали города и села. А я так ждала нашей встречи с подругами. Одна из нас еще отбывает свой срок в колонии, вернется через полгода. А ведь мне повезло, пересмотрели мое дело. По совету нашей Эммочки я писала повсюду, просила всех, кто мог бы помочь в моем деле. Помогли, но только через три года нашлись люди, которые смогли добиться пересмотра моего дела. В известной фразе “казнить нельзя помиловать” запятую переставили, признали, что был несчастный случай.

Как во сне оказалась за воротами. Хотелось одного — бежать в детский дом к сынишке. Этого состояния невозможно описать, когда радости нет предела, и сердце вырывается наружу от счастья. Передо мной стоял четырехлетний мальчишка, рыжеволосый от папы и кучерявый от мамы, который меня совсем не помнил, ведь тогда ему был всего лишь годик. И каждый новый год он просил у Деда Мороза, чтобы мама его нашла.

Я все вспоминала эти минуты счастья и радости, и мечтала, когда расскажу подруге о том, как деткам нужны мамы, и мы обязательно найдем решение все вместе, как ей помочь. Даже не заметила, как уснула, пока не разбудили люди, вошедшие в вагон.

Ну, наконец… Я поспешила на выход. И вот обнимаю крепко подругу, слезы и ком в горле, и ни слова… Стояли молча, пока я не почувствовала, что кто-то дышит в затылок. Подруга приехала со своим другом на машине, и мы уже едем домой. Собрались еще не все, наша будущая мамочка встречала еще одну подругу на автовокзале. Долго не пришлось ждать, распахнулись двери и начались объятья, поцелуи и слезы радости. Но подруга была не одна, представила нам пожилую пару своих родственников.

Мы собрались за круглым столом. Пахло сибирскими пельменями. С нами не было одной подруги и нашей любимой Эммочки. Мы говорили каждый о себе и обо всех нас, просто радовались нашей встрече. Звенели бокалы, звучали тосты, лились песни и слезы рекой. Мы разожгли костер в душе каждого из нас, искры которого сияли на наших лицах, а сердце наполнялось безграничной радостью и таинственным чувством, сближающим нас. С чувством благодарности вспоминали Эмму. Она нам говорила, что каждый новый день, как маленькая жизнь, в которой мы в ответе не только за себя и нам надо учиться радоваться счастью другого. Вспоминали о том, как каждое ее слово помогало нам в трудную минуту. Наша будущая мамочка все повторяла, что с нами ей уже ничего не страшно. Затем взялись за работу, собирали детскую кроватку, разбирали одежду для малыша, завалили весь угол игрушками, надолго всего хватит.

А я опять еду в вагоне домой, на сердце так легко и спокойно, и хочется сохранить это чувство подольше. Да, я ведь не написала еще о главном, пожилая семейная пара совсем не были родственниками нашей подруги. Сюрприза мы такого не ожидали, когда они рассказали, как долго сюда ехали с огромным желанием сказать, что будущему малышу они готовы быть дедушкой и бабушкой, и хотели бы забрать маму и малыша с собой в столицу. А про судьбу будущей мамочки прочитали в журнале, в который написала одна та самая подруга, родственниками которой они представились. Думаю сейчас и как заново переживаю, иногда каким-то образом в жизни все налаживается. Обнимались и плакали от радости старики, благодарили за доставленную радость быть нужными и возможность быть счастливыми.

Опять мелькают огоньки деревень и сел за окном, стук колес отсчитывает ночное время, а хорошие воспоминания согревают сердце. О сынишке заскучала, скоро заберу из детского дома насовсем. Работу уже нашла нянечкой в детдоме, но это совсем неважно. Главное — комнату мне там выделили со всеми удобствами и мебелью. Университетский диплом подождет, думаю, настанет время, когда буду работать по своей специальности. А сейчас мне так хорошо и в моей жизни стало все налаживаться. И я не одна, мы вместе, все за всех в ответе и сила наша в единстве и поручительстве друг за друга. Там за столом я поднимала бокал, желая всем добра и счастья, и тост у меня был короткий «За Жизнь!».

Тысячу раз хотелось кричать: «За новую Жизнь!!!». Ой, кажется я засыпаю…

Янина Голубовская

Поделиться в соц. сетях

0
Запись опубликована в рубрике МОЯ ЖИЗНЬ с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Сила любви в единстве

  1. Nadejda говорит:

    Мамы разные нужны-мамы разные важны! Очень хорошая тема-спасибо! Семья не зря состоит из СЕМЬ…я -и это здорово! Радость и счастье в первую очередь (должна ) исходить из семьи-где они ОДНО ЦЕЛОЕ -СЕМЬЯ!!!

Добавить комментарий