Разводиться – последнее дело

Препарируем Анну Вааси — часть 2
Мои родители познакомились в седьмом классе и до сих пор вместе. И дедушки с бабушками жили вполне душа в душу. Бабушка говорила, что разводиться – последнее дело. И добавляла, зачем менять мыло на шило, если с этим шилом потом те же мыльные проблемы придется решать. Да ведь не все же мужей меняют, от иных и сами уходят?.. «От хорошей жены муж не уйдет», – говорила бабушка, царствие ей небесное.
Ну, коли так, то мой изобретательный ум нашел лазейку – быть для своего будущего избранника мега-хорошей и гипер-полезной.  На всякий случай, чтоб полезнее и лучше он не сыскал на всем белом свете. И главное, с самого начала правильно выбрать, чтобы желающих быть такими же полезными было не так уж много, а лучше – никого. Не любила я простых задачек.

И я выбрала. Он был музыкантом. Очень начитанным и интеллигентным. А я была отличницей. И я решила, что это навсегда. Спрашивать, согласен ли он со мной в этих суждениях, было как-то недосуг.
Еще я решила, что пусть он занимается только музыкой. А я позабочусь обо всем остальном – буду источником дохода, хранительницей очага и музой в одном лице. Буду регулярно приносить мамонтов, и не буду его лишний раз беспокоить. А он пусть творит. Сама так решила и сама же обиделась. Я тихо варила в себе тягучую боль на то, что оставила (как потом оказалось, отложила) свои цели ради целей чужих и гордилась-гордилась-гордилась своим героизмом.
Училась я на отлично, поэтому было вполне логично забросить свои детские мечты о высокой моде, живописи и актерстве и поступить на до мозга костей перспективную экономику. И дальше там тихо завывать от скуки в ожидании этих самых перспектив. Опять же — спрашивать, согласен ли он с моими планами, мне даже в голову не пришло.
— Позволь полюбопытствовать, вы до сих пор вместе? И ваши роли в семье не поменялись?
Конечно, не вместе. Было бы странно, если б это было так. Радужных перспектив от немилой сердцу экономики я так и не дождалась. И свой план реализовывать так и не начала.

Оно и понятно – мир интегрален, и каждому отведена какая-то функция, как клетке в организме. Я пыталась взять на себя чужую роль, еще и тихо восхваляя себя за самопожертвование (о котором никто не просил) и кляня мироздание за несправедливость. И к какому результату это могло привести?
Когда я заканчивала второй курс и все усерднее проедала плешь музыканту в отместку за свое же решение о перераспределении ролей, он обиделся и вскоре встретил другую.
А куда уходит человек, за которого пытаются что-то решать? Туда, где решает ОН. Где он нужен. Туда, где у него не отнимают его природную функцию, эгоистично беря ее на себя. Туда, где он сильный, где нужна его помощь, где к его мнению прислушиваются и советуются.
Препарируем Анну Вааси — часть 1, часть 2,  часть 3,  часть 4,  часть 5

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *