Прививка смерти

Начало — Мыльная опера. Серия 1
Вкус, который она ощутила во рту, напомнил липкое чувство брезгливости, когда случайно проходишь мимо мясных прилавков, на которых расчлененные тушки вчера еще здравствующих свинок заботливо обмахивают грязными тряпками тетеньки, жаждущие поскорее сплавить «свое добро».
– Очнулась, – услышала она словно сквозь шапку ушанку женский голос.
il-privivka-smerti
– Это что обо мне? – подумалось лениво…
Прибежала девочка вся в белом. Ангел – так сияло пространство вокруг:
– Очнулись, вот и хорошо, очень хорошо, – щебетала ангел. – Понимаете, вы потеряли ребенка, он уже давно умер в вашей утробе и вы тоже уже умирали, нам пришлось вас прооперировать, все будет хорошо, выздоравливайте.
Она повернулась на другой бок и тупо смотрела в арабески масляных потеков голубой краски на стене. Потеряла ребенка. Она слушала свою СВЯЗЬ и, наконец, потекла вместе с ней, куда глаза глядят, и слезы лились на подушку тихо и много…
На ней был надет какой то легкий халат. Когда муж пришел забрать ее домой, она была та же, красивая, наверное, но какая-то прибитая…
Он был в отпуске, а ей нужен был смысл жизни. И она стала просить каждую секунду звать свою Связь дать того, без кого вселенная – пустыня. Каждый месяц страх и отчаяние нарастали как волны при Норд-Осте …
Море опять позвало его… А она осталась…
– Наверно не зря мама говорила ей, какая она Эгоистка, наверно за это свое проклятье платит она такую цену. Надо от этого как-то избавляться, – подумалось ей.
Купила тетрадку за 48 копеек, вместо переплета – спиралька. Села перед ней и понеслась, она уже знала, как эта дверь открывается, но никогда не знала, что за ней. Страшно без проводника, всю трясет, но назад дороги нет – остолбенеешь!
А на дворе еще даже не девяностые. Народ запасался макаронами, солью и спичками, горохом и мукой, но она этого как-то не заметила, занята была очень. Ей надо было кое-кого убить, убить свой эгоизм, и она решила заморить его голодом.
Она была уверена, что близка к победе, временами очень близка, ведь ее Связь светила все отчетливей, вот-вот она его прикончит, этот треклятый эгоизм, от которого все беды, думала она и вдохновлялась еще сильнее.
Она смотрела вокруг и думала, что весь мир теперь принадлежит ей, и она – такой сильный воин готов сразиться в рядах Армии Любви на любом поле…
Муж вернулся, привез из заграничной заграницы детскую бутылку и сказал:
Пока ляльку не сделаем, в море не пойду.
А она привыкла ему верить…
Окончание «Мама, я люблю тебя»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *