Книга «Счастливое детство». Все начинается намного раньше, чем вы думали

Может быть, сначала вам будет трудно отыскать связь этой главы с заявленной темой, но не беспокойтесь. Обещаю: через несколько минут вы согласитесь с тем, чего, возможно, не знали, – воспитание ребенка начинается задолго до рождения и даже до беременности.

Итак…
Ей было 28, ему – 30. Она – рыжеволосая, веснушчатая, маленькая и улыбчивая. Он – загорелый, худощавый, задорный, рост 180. Они познакомились на свадьбе наших друзей, и, как в классической любовной истории, между ними тотчас проскочила «искра».
Спустя четыре года Марина и Алеша поженились. А еще через два года у них родилась двойня.
Со временем наши пути разошлись, но недавно Марина проездом заглянула к нам «на огонек».
– Как там Алеша? – спросил я по недомыслию уже в начале беседы.
– Он в порядке, – неохотно и как-то холодно ответила она.
Я сразу заметил, что мой вопрос задел ее. Она попыталась сдержаться, но безуспешно.
– Мы расстались, – сказала она наконец, и в ее больших глазах заблестели слезы. – Пробовали не доводить до разрыва, но это было уже не то…
Сегодня нестабильность – самая стабильная вещь в жизни, в том числе и семейной. После первоначальной «эйфории» приходит скука, причем у молодых людей это случается всё быстрее. Когда партнер им надоедает, они без всяких проблем отправляют его в отставку.
Как же всё это сказывается на детях? Проникнутая любовью семейная связь – непременное условие счастливого детства. Так чего можно ожидать от зыбких родительских отношений, в которых «напряг» превалирует над всем хорошим? Ведь дети учатся главным образом на примере. Какой же будет их собственная семейная жизнь, когда они вырастут?
Почему это происходит? В чем мы ошиблись? В конце концов, все мы ищем ласки, тепла, поддержки и понимания, все мы жаждем ощущения уюта и безопасности…
Чтобы разобраться с этим, давайте сначала поговорим о психологических причинах нашей неспособности вести счастливую семейную жизнь.
Я люблю тебя,потому что люблю себя.
Знаменитый психолог Зигмунд Фрейд писал, что человеком движет желание наслаждаться. Сегодня можно сказать, что развитие этого желания лежит в основе всей человеческой эволюции.
На заре истории наши предки гонялись за дичью, чтобы обеспечить себя пропитанием, – и это полностью их удовлетворяло. В наши дни мы гонимся за сексом, деньгами, уважением, властью и знаниями, но почему-то всё это не делает нас счастливыми. Скорее уж наоборот…
В нас царит безраздельное желание наслаждаться – наслаждаться как можно больше, пускай даже за чужой счет. Именно это желание подвигло нас на создание культуры, которая вся выстроена на зависти и соперничестве. Если у меня есть больше, чем у других, – я наслаждаюсь, а если нет – наслаждение блекнет. Согласны?
В результате государству приходится воспитывать маленьких эгоистов, чтобы, став большими эгоистами, они хоть как-то уживались друг с другом. Борьба за место под солнцем, которую раньше не афишировали, обретает свой «почетный» статус. Мало того, в контексте современности ее приходится объявлять «ценностью».
Профессор Ричард Истерлин из Университета Южной Каролины, один из пионеров «науки о счастье» (есть и такая область исследований), весьма доступно описал сложившуюся ситуацию американскому журналу «Newsweek»: «Мы пленники в замкнутом круге гедонизма. Все мы очень быстро привыкаем к счастью и принимаем его как само собой разумеющееся или сравниваем с тем, что есть у других, а не с тем, что было у нас раньше». В результате счастливыми мы не бываем практически никогда…
По-моему, суть ясна: мы хотим не просто наслаждаться, но наслаждаться больше других. Так желание наслаждений и стало двигателем прогресса. Без этого «вечного зова» мы вряд ли выбрались бы из пещер. Однако в своем нынешнем качестве желание наслаждаться за счет других толкает нас к краю пропасти.
К этому краю приближается и семейная ячейка.
Понятие любви тоже порядком истрепалось. То, что сегодня называется «любовью», скорее напоминает кулинарные предпочтения: я люблю тебя, потому что получаю от тебя удовольствие, как от любимого блюда, пока оно не набивает оскомину. Как только уровень удовольствия падает ниже критической отметки, я устремляюсь на поиск другого источника наслаждений.
Вот и выходит, что в других я люблю себя. А это, согласитесь, для совместной жизни основа никудышная.
Методика интегрального воспитания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *