Как научиться понимать дочь-подростка

Начало — «Как правильно воспитывать дочь-подростка»

Через неделю идём на похороны. Скончалась Дашина одноклассница. Лейкоз. Ещё полгода назад девчонки рассказывали, как у Маши после больницы начали отрастать бровки, ресницы и волосы. Что они по вечерам сидят с Машей на лавочке в парке. Что пока её перевели на домашнее обучение, но, как только она окончательно выздоровеет снова придёт в класс. Не выздоровела.

Стоим на отпевании в церкви. Наши плачущие дети со свечками в руках, вдруг наяву осознавшие, что человек смертен. Не старик, не сосед, а твой одноклассник, с которым только недавно носились по коридорам школы.
Мы, родители, в глубокой скорби, но с одной тайной мыслью: «Пусть минует меня чаша сия». Потому что нет на свете ничего страшнее, чем хоронить своего ребёнка. Машина мама закоченела. Папины рыдания переходят в крик.
Дашка мне: «Извини меня за таблетки».

* * *

Приходит после школы с подружкой Иринкой. Не ожидали меня застать дома. Обе в слезах, косметика размазана. Что случилось? Девчонки из 11 класса поймали за школой, отобрали деньги, напинали (не очень больно, но обидно). Сказали, чтобы завтра принесли по 500 рублей. Если не принесут – заработает счётчик, и бить будут уже по-взрослому. Я собираюсь в школу поднимать учителей, директора, социального педагога и милицию.
Иринка умоляет: «Пожалуйста, не ходите, если узнает мой папа, он меня убьет». Я недоумеваю: «За что убивать-то, ты же ни в чём не виновата?» Иринка: «Он сказал, что я ему надоела со своими проблемами». Понятно, значит, общественность привлекать нельзя.
Вечером приходит с работы муж, вводим в курс дела. Узнав от Дашки, где тусуются эти девицы, идёт на разборки. Возвратившись, заверяет: «К вам они больше не подойдут». Папа у нас за последнее время уже собаку съел на урегулировании отношений с местной шпаной, поэтому мы успокаиваемся.

* * *

Звонит классный руководитель: «Что с Дашей? Она четвёртый день не посещает школу». Но, позвольте, как же? Каждое утро с деньгами на обед и поцелуями «на дорожку» наша дочь отправляется на уроки. Устраиваем Дашке допрос. Оказывается, вместо школы она целыми днями болталась по городу. Пренебрегая рекомендациями, орём на дочь и обещаем все кары. Вечером она идёт вынести мусор и пропадает. Сотовый не отвечает.
У меня есть список телефонов всех подруг, одноклассников и знакомых дочери. Обзваниваем, нигде нет. Бежим с фотографией в отделение милиции, пишем заявление. Пропавших детей начинают искать сразу. Всю ночь у нас в квартире звонки: приезжает милиция, прокуратура, составляют акты, допрашивают. Инспектор по делам несовершеннолетних нас успокаивает: «Не волнуйтесь, найдём. Подростки убегают часто». Часам к 10 утра Дашка нашлась сама. Ночевала у какой-то знакомой девочки (у меня в списке её не было), потому что обиделась на нас. Ну, что сказать, она нас сделала.
Миримся, на другое уже нет сил. Едем в милицию, даём отбой. Потом в течение месяца по вызовам ходим к участковому (на профилактическую беседу), в прокуратуру (выяснять, было ли той ночью сексуальное насилие на квартире подруги), в инспекцию по делам несовершеннолетних (штраф за недолжное исполнение родительских обязанностей), в милицию (для постановки на учёт). Во всё этом есть и хорошая сторона – Дашка осознаёт, что обида на родителей обходится слишком дорого.
После этого случая меняю график работы, чтобы провожать дочь в школу, а потом встречать.

* * *

Смотрим фильм «20 лет спустя». Там у мамы семнадцать умных, красивых, послушных детей. Дашка мне: «Вот видишь, у неё семнадцать, а вы с одной справиться не можете». Вздыхаю.
 
Хамит и огрызается. На любую просьбу, обращение, попытку к контролю получаем в ответ: «Отстаньте от меня. Что вы всё время лезете ко мне?! Сама знаю. Вас не спросила, делаю, что хочу». И даже такое: «Кто вы мне такие, чтобы указывать?». Папе достаётся реже – его всё-таки побаивается.

* * *

Ребёнок записан в лагерь на две недели. Лагерь расположен где-то за городом, на поляне возле леса. Жить будут в палатках. Питание костровое. Умываться в ручье. Дисциплина железная: в день приезда досмотр личных вещей, если нашли хоть одну сигарету – на автобус и домой. Если заметили парочку, склонную к уединению, – домой. Дочь пообещала: «Я всё равно оттуда сбегу».
В первый день Дашка позвонила из лагеря восемь раз, и, в слезах умоляла забрать её: в палатке ползают какие-то жуки и негде вымыть голову. Во второй день я позвонила сама. Дочь сонным голосом сказала, что спит, поскольку занималась строевой подготовкой до двух часов ночи за несанкционированное хождение по лагерю после отбоя, но, в немедленном отъезде домой уже сомневается. Пожалуй, ещё денёк тут поживёт.
Забрали её после окончания смены пребывающую в диком восторге и в слезах от расставания с лагерем. Выяснилось, что самый вкусный завтрак – это манная каша на воде сверху залитая сгущёнкой, даже если несколько жуков в миску попало, то не страшно, а даже ещё вкуснее.
Очень интересно мыть котлы после обеда в ручье, а потом там же мыться самим. Очень классно лазить через овраги в альпинистском снаряжении и ходить купаться за семь километров. По вечерам рассказывали, что нужно уважать родителей, об отношениях между мальчиками и девочками. Пели песни под гитару о России, о дружбе.
После этих восторженных рассказов мне подумалось, что, поистине, мы создаём  проблемы своим детям сами. Оказывается, как мало им нужно для счастья.

* * *

Быть родителем подростка сложно. Но, труднее всего самому ребёнку. Вот и собираются они в стаи, чтобы отгородиться от мира. Им, кажется, что всё знают о жизни, только глупые взрослые мешают им стать счастливыми. А столкнувшись с действительностью, кричат: «Мама!» –  и снова становятся беззащитными малышами.
Дашка укладывается спать. Я сажусь рядом. Дашка: «Мама, спой мне песенку, как будто я маленькая». Пою: «Люленьки-люленьки, прилетели гуленьки, сели гули на кровать, стали Дашеньку качать».
Дочка засыпает. Разжимаются вечно сжатые кулаки. Как же тебе тяжело, моя милая, потерпи, это скоро пройдёт.

Ирина Власова

полностью статья здесь


 

Как научиться понимать дочь-подростка: 5 комментариев

  1. пройдет ли…
    В чем то узнаю себя в подростковом возрасте.
    Не проходило еще очень долго. Так и не было ответа — что же вообще вокруг происходит? На что ориентироваться в этой жизни? Жуткое состояние дипрессии и отсуствие ответа.
    Чтобы изменилось — нужно сменить ориентры, окружение детей, влияние на ребенка со всех сторон.
    Нужно просто возрослым начать изменять СМИ. Всем вместе, дружно.
    Изменить свою жизнь. Мы все влияем друг на друга — мыслями, поведением, отношением. Мы несчастливы — дети несчастливы. Мы счастливы — дети счастливы. И не важно в каком возрасте.

  2. если честно, то я плакала. только вместе мы, взрослые тётки и дядьки сможем помочь НАШИМ детям. обединившись в любви.

  3. Чем острее проходит подростковый возраст, тем больше вопросов она выяснит за этот период, быстрее повзрослеет и меньше сделает ошибок в последующие годы. А нам надо помнить себя в этом возрасте — и тогда поймёшь. Оправдывать любые глупости — и ребёнок будет благодарен за понимание.

  4. сложная ситуация, что еще сказать, одним советом тут не обойтись, у меня были похожи ситуации с сыном, правда он больше находил общий язык с мужем нежели со мной, но я и не обижаюсь, тут все понятно, вить они хлопцы.
    конечно были ситуации когда он за любой рекомендацией бежал к отцу, меня словно не было, меня это до слез доводило…
    иногда помогали книги найти подход, но не всегда, советую и вам прочесть одну из книг, которая помогла и мне

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *