И льдинка растает, и запертая комната откроется. Глава 1. Снежная королева

Роды закончились благополучно, хотя мне 38 лет, и это мои первые роды. Ещё бы! Если бы со мной что-то случилось, муж всю эту больницу разнёс бы по кирпичику!
Услужливая акушерка принесла мне длинный свёрток.
— У вас такой замечательный малыш. Красивый мальчик, — сказала она.

Я видела её насквозь, её заискивающий взгляд, затаённую зависть, её враньё. Усмехнувшись, я взяла в руки свёрток. Посмотрела и.… О, Боже! Это некрасивое создание мой сын?! Красный, нос приплюснут, глаза непонятного цвета, блуждающий, как у пьяного, взгляд. Фу!..
Я не хотела иметь детей. Муж настоял. Говорит, что в нашем окружении престижно иметь наследника. К тому же, если мама этого ребёнка — умная, преуспевающая, гламурная бизнес-леди, то это вообще считается шиком! У меня были другие планы на будущее. Защитив 2 года назад кандидатскую по экономике, я начала писать докторскую. А тут эта беременность…. Совсем некстати.
Любви к ребёнку я не чувствовала. Только раздражение. Хорошо ещё, что он не был таким плаксивым, как некоторые дети. Чмокал только и спал. Сосал мало. Я так решила: покормлю его с месячишко грудью, а потом буду давать смеси. Их в наше время много. Я уже заранее продумала какие. От кормления буду свободна, наймём нянечку и…, жизнь потечёт по-прежнему. А ребёнок пусть растёт под присмотром гувернантки. В 5 лет сдадим в частную школу в Швейцарии. Мы с мужем уже выбрали куда. Ребёнок будет жить там, а мы, как обычно, будем зарабатывать деньги. С такими разумными планами я спокойно дожидалась выписки из роддома.
Возвращаясь домой из роддома, мы с мужем ещё раз всё обсудили, согласились, что планы менять не будем. Решили ребёнка назвать Юрий. Муж тоже спокойно посмотрел на Юрия. Зачем притворяться и сюсюкаться. Ребёнок — это необходимое требование нашего круга. Это подтверждение нашей физиологической состоятельности и жизнестойкости даже при таких нагрузках, как у нас.
*   *   *
Лето в этом году выдалось холодным и неприветливым. Мне стало неприятно находиться в городской квартире, и мы с мужем решили, что я пока поживу в нашем особняке за городом. Там у нас большой парк, пруд. Рядом лес. И вот муж привёз меня с сыном в наш дом в небольшом коттеджном посёлке, рядом с какой-то деревушкой с покосившими домами.
За домом и парком пока нас не было ухаживала пожилая семья: Алевтина Петровна и её муж, Сергей Николаевич, бывший учитель ботаники, а теперь заслуженный пенсионер. Алевтина Петровна никогда не работала. Она была очень чистоплотной женщиной, за что мы её и взяли к себе следить за домом. Эта пара вырастила 5 детей, которые разъехались по свету. Звёзд их дети с неба не хватали, но плохого за ними замечено не было. Муж наводил справки в соответствующих органах, прежде чем мы наняли эту семью.
И вот я с сыном Юрой в нашем большом и светлом особняке. Алевтина Петровна с радостной улыбкой встретила нас.
Здравствуй, детка, здравствуй милая! — меня аж передёрнуло от её приторных слов. Я презрительно на неё посмотрела и сухо ответила:
— Я Вам не детка. Не надо мне тыкать. Называйте меня Ольга Николаевна, — а про себя подумала: «И эта туда же. Всё лебезить пытается. Как надоело смотреть на этих мелких людишек. Ничего в жизни не добились, вот и лебезят и завидуют».
Несколько дней мы с сыном жили спокойно. Он много спал. Сосал мало. Я начала работать над докторской. Всё было спокойно. Только Алевтина Петровна меня периодически раздражала. Приходилось приучать её к правильным манерам: то она тихо начинает петь, мешая мне, то, начиная готовить тесто, целует его. Я её предупредила:
— Алевтина Петровна, не надо свои микробы распространять на продукты.
На что она удивлённо вскинула брови, внимательно на меня посмотрела и сказала:
— Ну да, конечно не буду распространять, ведь всё в плите изжарится.
Я понимала, что она права, и это меня ещё больше злило.
Может быть, так и реализовали бы мы с мужем свои планы насчёт сына, если бы не случилось это….
В тот день я проснулась от дикой боли в грудях, озноба и сильного головокружения. Груди распухли и стали красные, как помидор. От боли я еле сдерживала крик. Температура шпарила за 40 градусов. До мужа я не могла дозвониться, и пришлось вызвать местных медиков.
Приехал худой невзрачный врачишка. Осмотрев меня, строго сказал:
— Мастит. Надо срочно везти вас в город на операцию.
Дикая боль, озноб измотали меня.
— Что угодно делайте, — сказала я. — Лишь бы эта боль прекратилась!
Но тут вдруг вмешалась Алевтина Петровна. Она отозвала доктора в сторону и о чём-то с ним тихо начала говорить. Он только разводил руками и вскрикивал:
— А вдруг не пройдёт! Меня в тюрьму посадят!
Но Алевтина Петровна тихо и уверено продолжала что-то ему говорить. Я уже почти ни чего не соображала. Температура дошла до критических цифр, меня трясло…
Врачишка, сделав мне инъекцию от температуры, уехал. Алевтина Петровна спокойно подошла ко мне. Присев, тихо сказала:
— Будет больно, детка. Но надо терпеть, милая. Тогда и грудь красивую сохранишь, и сыночка будешь дальше кормить. А то он уже изголодался. Вон как кричит.
Продолжение. Глава 2. Пробуждение

И льдинка растает, и запертая комната откроется. Глава 1. Снежная королева: 2 комментария

  1. вот так история…читала и думала -как много среди нам таких…а ведь природа нас создала иными- стать матерью…в первую очередь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *