Чужая боль

К восьмидесятилетию бабушки Рины готовилась вся семья. Огромный торт со свечами украшал праздничный стол, уставленный разными вкусностями. Все с нетерпением ожидали, когда привезут на праздник бабушку из пансионата.

babushka

И вот, наконец, глава семьи Алексей торжественно поздравляет свою маму, чокаясь со всеми фужером французского шампанского. В тесном семейном кругу было сказано много хороших слов в адрес именинницы под заливного карпа с чесночным соусом. Жареную индюшатину доедали, уже глядя в телевизор и слушая программу последних известий в мире, все еще нахваливая бабушку.

– Нигде, кроме как на своем дне рождения не услышишь про себя столько вранья, – произнесла бабушка, улыбаясь.

– Не вранья, мама, а лжи, так надо говорить, ведь ты же сорок лет отработала в библиотеке… Ты же знаешь, как мы тебя любим.

– Ведь обо всем, что вам нужно, мы заботимся, – добавила жена Алексея, Лиза, – пашем как лошади с утра до вечера, чтобы всем было хорошо.

Бабушка, попросила внучку приготовить чай и, отвернувшись к окну, о чем-то задумалась. Долгое молчание прервал громкий звук телевизора, когда в новостях показывали кадры о людях, пострадавших от урагана, разбушевавшегося на всем побережье Атлантического океана.

– Ну вот, опять всем придется одевать голых и кормить голодных, – возмутилась Лиза.

– Что ты такое говоришь, Лизонька, – перебил Алексей, вытирая очки салфеткой, – мы должны о них позаботиться, – продолжил он, сделав серьезный вид и поправляя очки на переносице.

– Вот государство пусть и возьмет на себя ответственность, причем здесь мы? И вообще, не могу я попусту тратить весь свой выходной, может, прогуляемся дорогой? – Лиза, упрашивая своего мужа, еще долго жаловалась на свою тяжелую работу и говорила, что отдых у моря ей просто необходим.

Внучата Светик и Павлуша повели бабушку в комнату, где она жила раньше.

– Смотри бабулечка, твой цветок стоит у окна, и кровать тоже на месте, приляг сейчас, отдохни немножко, а мы с тобой рядом побудем.

– Надо же, мой фикус еще жив! Ого! Сколько лет ему уже, недаром этот цветок хозяином дома называют, только я уже давно в этом доме не хозяйка.

– А почему, бабушка ты не живешь с нами, разве в пансионате лучше? – застенчиво спросил Павлуша, – а может тебя вытеснили наши родители?

– Нет, что вы детки. Просто вы уже подросли, а я не хотела быть помехой, да и каждому из вас хотелось иметь по комнате.

– Что ты бабушка, я согласна жить с тобой вместе, пожалуйста, останься с нами. А хочешь, я сейчас же у папы попрошу, – уронила слезу Светлана и вместе с Павлом отправилась к родителям.

Бабушка слышала, как невестка говорила детям, что за ней нужен постоянный уход и особое питание, нужны лекарства и витамины и еще добавляла, что на все про все, нужны средства и отдельная комната для бабушки. Но сын раздраженно отвечал, что Лиза не должна забывать, что это бабушкина квартира, и за машину, на которой все ездят, она тоже ссуду выплачивала.

Когда бабушка приоткрыла дверь, чтобы на них посмотреть, увидела, как внучата, обнимая отца, обещали, что сами будут ухаживать за бабушкой, и Алексей согласился. Но, что означали вытаращенные глаза Лизоньки, она уже знала…

– Ты что совсем сошел с ума? – не раз уже Рина это слышала от нее.

Закрыв дверь, бабушка прилегла на кровать, вспоминая свои молодые годы. Даже в самые тяжелые времена в семье были крепкие узы, с уважением и благодарностью относились к старшим и с любовью воспитывали младших. С горечью, еле сдерживая слезы, бабушка Рина спрашивала у себя: куда же подевалась человечность, почему нам так чужда боль ближнего, – и сама не заметила, как задремала. Но вскоре детишки с тортом в руках и сияющими улыбками вернулись в комнату.

– Бабулечка, родная, ты наша! Тебе не нужно будет возвращаться в пансионат, папа документы заберет, и ты будешь жить с нами! – Павлуша кричал так громко, что бабушка с перепугу вскочила с кровати.

Внуки зажгли восемьдесят свечей, дружно уселись за стол и желали бабушке еще много лет радовать их своим присутствием. Ничего не говорила бабушка, только в ответ улыбалась. Но когда детишки попросили ее загадать желание и задуть свечи, она не согласилась.

– Я это доверяю вам, мои любимые! Загадайте для каждой свечи желание, прежде чем задуть ее, но не себе — другим пожелайте. Мира, добра, терпения всем тем, кому тяжело сейчас, кто попал в беду и нуждается в помощи, кто заблудился в пути или находится на ложе тяжких страданий. Только от души желайте, с любовью и милосердием, потому как сильна мысль, посланная на благо людям. Она, как утренняя роса, омоет землю вашей молитвой!

В комнате пахло воском и дымком погасших восьмидесяти свечей, внуки еще долго не могли уснуть, своими добрыми мыслями желая спасти нашу планету. А утром, уплетая приготовленные бабушкой рисовые лепешки со сметаной, благодарили ее за прекрасный вечер, на что бабушка, вытирая слезу, тайком, улыбалась: Вам спасибо, родные мои!

Чужая боль: 2 комментария

  1. Огромное спасибо автору за очень актуальную статью!

    Никто не хочет войн… И мы порой не понимаем, что войны начинаются с семьи…

    Когда мы не хотим принимать близких такими, какие они есть, а все хотим их изменить под себя…
    Не хотим принимать избранниц своих детей…
    Не понимаем внуков — это люди другого поколения и других восприятий мира…

    Умение уживаться всем поколениям, искать компромиссы, уступать друг другу — это залог МИРА и не ВСЕЙ НАШЕЙ ПЛАНЕТЕ ЗЕМЛЯ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *