Бесценный клад любви. Часть 4

(Начало – часть 1, часть 2, часть 3)

Социальное программирование личности

Фактически с момента рождения (если ещё не во внутриутробном периоде) новый человечек начинает подвергаться мощной социально-психологической обработке. Так как главная его задача – это выживание, то он бессознательно начинает делить мир на всё, что этому способствует (хорошие люди, хорошие вещи, хорошие явления и свойства), и всё то, что этому препятствует и несет прямую или косвенную угрозу.

Допустим, ребенок принес из школы двойку, за что, как было сказано выше, папаша взял и огрел его сгоряча зеленой табуреткой. Это может привести к разным последствиям, в зависимости от множества факторов и обстоятельств, в условиях влияния которых растет и развивается личность.

Один человек в дальнейшем будет благодарен отцу, но при этом его будут приводить в ужас зеленые табуретки. Другой человек спокойно переживет их наличие, зато возненавидит всех людей, которые слишком напоминают ему отца. Пришел он на переговоры, уже взрослый и мудрый, про табуретки и не вспоминает, да и никак не вспомнит при всем желании. Там несколько людей. К одному из них – ба-бах! – стойкая антипатия. Не нравится он мне. Несимпатичен. Раздражает. Тревожит. Злит.

Или, напротив. Пришел в компанию, сидит девушка. Через тридцать секунд ему кажется, что он жить без неё не может. Влюбился, как говорится, с первого взгляда.

Конечно, дело не в единичных случаях покушения на личность табуретками. В жизни у нас миллионы травмирующих и опасных моментов, и миллионы положительных. Из них и получается некоторое представление как о человеке, которого мы способны любить, так и о людях, которых мы любить не способны при всём своём желании. Портрет избранника или избранницы может быть предельно четким, конкретным, и тогда человек может годы и годы искать свою любовь. А бывает и так, что представления нечетки и расплывчаты, и тогда человек легко влюбляется, и столь же легко теряет свою любовь в новом увлечении.

В основу социального программирования заложены не кино и книги, как это обыкновенно принято считать, а сумма негативных и позитивных ситуаций, из которых складывается представление об идеальном мире и представление о негативном мире. Книги, кино, СМИ лишь помогают кристаллизовать эти представления, сделать их более выпуклыми, задать им форму. Сами по себе они эмоционально нейтральны, но при этом они обращаются к нашим эмоциям, пытаются на них влиять. Человек читает книги и смотрит кино, потому что они рождают у него эмоциональный отклик на уже сформированные представления о мире в целом и людях в частности. То есть, опыт. Невозможно бояться обжечься, пока хоть один раз не обожжешься.

Любовь иррациональна, потому что иррациональны наши представления об окружающем мире, которые построены на случайных событиях в нашей жизни. Например, мужчина с усами может не нравиться женщине не потому, что его не красят усы или что носить усы – это плохо, а лишь потому, что в её жизни были эпизоды, доказывающие, что от усатых нужно держаться подальше. При этом другая женщина, напротив, убеждена, что усатые – самые лучшие мужчины, которых только можно вообразить.

Помните же, как в фильме «Некоторые любят погорячее» Мэрилин Монро искала мужчину обязательно в очках – он казался ей более привлекательным. Она даже придумала теорию о том, что очки мужчина носит потому, что читает узкие колонки биржевых сводок. Чикатило тоже носил очки, но биржевых сводок не читал, так что такие заключения скорее догма собственного опыта прошлого, чем реальность. У каждого сотни таких теорий о том, какой именно должен быть их любимый человек. И эти представления уникальны и неповторимы в каждом случае. Как и неповторим сам человек. Как неповторим и уникален его жизненный опыт. Как и неповторима и уникальна его любовь.

И что получается?

(Окончание)

Вит Ценев,

взято здесь

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *