Все мы В ЭТОЙ ЖИЗНИ наркоманы. Притча

Давным-давно и еще немножко раньше пришло к человеку желание . Не просто желание, а желание получать. Для кого? Для себя и ради себя, и только.
Не долго думая, чувствуя природный зов, желая только наслаждаться, человек вскричал: «Хочу! И буду». И тут же перестал наслаждаться, то есть вместо наслаждения пришла пустота. И стало понятно, что жизнь ушла.

Но она вернулась. Новым желанием вернулась жизнь. «Отлично», – подумал человек. И, вскрикнув: «Хочу и буду», – бросился наполнять новое желание. И все повторилось. Наслаждение, как пришло, так и ушло. Вроде его и не было.
Человеку взять бы и задуматься о том, что происходит, откуда они берутся, эти желания, кто их посылает, почему такие, а не другие. А следующее уже хошь не хошь, а принимай.
Но наслаждение гасит желание. И думать некогда. Так ведь и жизнь странно складывается, исходя, Бог знает, из чего. А и правда, из чего ? И для чего? И вся-то жизнь в одном сплошном желании, оно занимает все мысли, отнимает все чувства. И результат ничтожный.
Покорен человек своему желанию, жить без него не может. И оказывается в западне. В клетке один на один с ним. И, получая мимолетное удовольствие, становится зависимым, словно больной, буквально от всего. Зависимым от жажды еды, денег, успеха, власти да чего угодно. Как наркотик дает минутное наслаждение, так и тут все происходит по тому же сценарию.
Все мы в этой жизни наркоманы.
И каждый проживает жалкие свои 70 лет , умирает не от болезни, не от старости, не от тоски-одиночества. Он умирает, не желая больше наполнять желания, которые и не приходят к нему больше.
Но как поверить, что нам дают такую жизнь? Помните? Так написано: «Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?». Если желания приходят одно за другим, то это кому-то же надо? И у кого спросить? А у самих себя и спросим. И станем друг с другом обсуждать, да переговариваться.
И собралось все человечество вместе, и сели все за один огромный круглый стол. Все вместе подумать о том, что так мы жить не хотим, не желаем, не будем. Спроса на такую жизнь больше нет. И захотели все до одного люди понять смысл своей жизни. Ведь желание – основа жизни.
Долго говорили они. Но зато пришли к одному общему мнению. Подняться над над желанием своим, чтоб выше некуда, и наполнить, но не себя, а другого. Ведь это и значит, возлюбить его. Тогда он становится Ближним, потому что ты наполнил его своей любовью. Я – его, он – тебя, и все – друг друга. Ведь вот какая она, любовь, которая не меньше, чем к самому себе. А получается – больше. И так мы узнаем, что такое любовь, кому она предназначена. И что любить самого себя необходимо, но только для того, чтобы отдать любовь другому.
Все же 21-ый век на дворе и продолжать следовать за своими «хочу, хочу, хочу»? Ведь наполнить себя невозможно. Но другого, других, Ближних своих, наслаждать можно вечно. Бесконечно. И, отдавая им, ему, наслаждаться от отдачи самому.
Давным-давно и еще немножко раньше пришло к человеку желание. И человек понял, зачем оно пришло.
И захотел жить вечно.

Уроки доброты всенародного клоуна

Всенародный Юра умеет сделать так, что о чем бы он ни говорил: о детстве, о том, как лечить какую-то болезнь или как заварить чай, о луне, о кошках, о какой-то встрече – ВСЕ становится настолько ощутимым в этом удивительно восстанавливающем «поле любви « с родным тебе человеком , артистом, КЛОУНОМ Юрой Куклачевым.
Разные люди по возрасту, с разными вкусами, привычками, проблемами оказались за одним столом с удивительным человеком, профессия которого — клоун. Великая профессия — заставить человека улыбаться, вызвать своим желанием радость у других, когда забываешь все, что так мучило тебя…
Кто-то пришел с детьми, и Куклачев не упустил ни одного момента, чтобы услышали, чтобы запомнили. И дети узнали, что был такой замечательный у Юры дядя Вася, который как-то в детстве сказал ему:
«Не будь Бобиком… Ночи не спи, а думай, где твоя цель? Какая она? Кем ты хочешь стать? Иначе будешь мотаться по улицам Бобиком, и все… Не теряй ни минуты!».
А сколько вопросов возникло сразу, и как завязывается общая беседа, где свое мнение – оно уже не свое, да не совсем свое… Так раскрывается каждый, открывается такое желание быть со всеми… Удивительно, как можно одинаково легко общаться со знакомыми и совершенно незнакомыми людьми… Их просто нет, этих незнакомых… А почему?
Клоун объясняет, потому что мы все с вами счастливчики… И ты уже знаешь, что тебя избрали прийти в этот мир из миллионов, которые не пришли… А вот, ты нужен оказался. И все, кто рядом, — тоже нужные самые… Вот что объединяет нас всех! Счастливчики. И чтоб не Бобиком, а Человеком!

Ода женщине

Уроки, которые проводит Куклачев в России для детей, называются Уроками доброты. Но они никогда не могли бы быть по-настоящему добрыми, если бы изначально в собственном доме так не возвеличили женщину -мать… Слушая такой монолог, думаешь, что и у тебя так же.  Пропадают обиды, страхи, недоверия сомнения… Все уходит,  остается исповедь мужчины, который нашел в этой жизни свою женщину, чтобы создать семью, чтобы растить детей.
…Люди рождаются или становятся счастливыми? Это не вопрос, хоть и стоит знак вопроса. Это вопросительный ответ, потому что и рождаются, и становятся… И наверняка есть еще что-то…
Вот только у любимого всеми клоуна Юры Куклачева нет ни вопроса , ни ответа… Есть только — женщина. У меня и моя… И все-превсе женщины в мире имеют Ленино* лицо. Лицо невесты и жены, матери и подруги… Одно на Вечность женщины лицо.

* Елена — супруга Юрия Куклачева.

Принцип воспитания кошек


 

Тюрьма? Единственное спасение — цель в жизни

Спроси у женщины

Я хотела бы, чтобы об этом случае заговорили  женщины. Чтобы подняли молитву: не терять сыновей. Такая молитва отзовется обязательно. И вернется добром в каждый дом. И будет так, как женщина скажет.
У Люды Рожковой  была жизнь, да 10 лет назад закончилась. Сын погиб в 24 года, был он единственным ее ребенком. Ординарный случай, обычный, когда отца ребенок чуть ли с рождения знать не знает. Но ведь, где тонко, там и рвется.  Если невидимо протянуты к ребенку две руки и одна из них отцовская, то как крепко  защищен  маленький ли, большой ли человек.. А одна, хоть  и самая нежная, хоть и самая сильная, материнская рука разве удержит?

Сын Люды Герман, молодой офицер  израильской армии, погиб, спасая детей и взрослых от террористов. Сложись жизнь по-другому, и не случилось бы, и не попал бы на землю обетованную.  А молодой офицер гордился, что служит в армии Израиля, что пойдет дальше в академию учиться, что его мама непременно будет жить с ним рядом.
Так и случилось. Мама смогла навечно поселиться в Израиле после гибели  сына. А до страшных событий  было написано письмо президенту  с пророческими словами: «Наверное, чтобы моя мама могла жить рядом со мной, в Израиле, мне надо погибнуть». Мама -то русская, а кругом – границы. Он женился чуть ли не в 16 лет на еврейке и попал  в Израиль. А маме без сына – никак. И любые границы – не помеха. Но жизнь наша вся расчерчена границами, законами, отписками, запретами… Силы бы вливать в любовь, не тратить на кромешное выживание, но никогда так в нашей жизни не бывает
Герман с юной женой тоже  прожили недолго, развелись, внуков не оставили. Но детей и внуков на земле нашей множество. И понимаю всем сердцем, что своего никем не заменить. И все же для чего на земле рождается еще и еще, еще и еще человек… Если все разделены семьи, если все дети только  чьи-то, если все по своим домам… Как нам быть, если мы не вместе?
Страшная депрессия сегодня просто непобедима. Болезнь отчаяния, болезнь  одиночества, болезнь разрушения… Какими лекарствами можно ее вылечить? Нет, фармакология ее успешно не лечит. Болезнь лечится только объединением людей. Это как вливание новых сил, подключение к общему току энергии, принесенное в тысячах ладоней солнце, исцеляющий  поток свежей воды – все в природе находится в соединении. Закон, который был всегда. Закон объединения.  Он и есть закон любви.
Ты в любой ситуации  спасен. Не остался жить. Не существуешь. Не ходишь ногами, двигаешь руками и употребляешь пищу. Ты в любой ситуации — ЧЕЛОВЕК. Потому что связь твоя со всеми бесконечна.  Человек объединенный. Человек объединяющий.

…После трех часов разговора передо мной сидела женщина с открытым сердцем. Горе закрывает сердца. Радость открывает. Настоящая радость приходит от этой возможности и способности объединиться. И это забыть нельзя….
Спроси у  женщины…

ХОТЕТЬ — НЕ ВРЕДНО??

Не понятно… У меня желаний навалом. И что? Надо еще больше?

Мы живем, потому что желаем, потому что нет сил — так чего-то хотим. И все же — чего? Нет никакого смысла даже перечислять тот набор желаний, который крутится в нас. Исчезает одно, а на смену идет целый ворох подобных «ХОЧУ». И, действительно, охота. Да охота же мне!

Дорогой мой, милая моя, да кто их впустил в тебя? Кто так заинтересован, чтобы ты их наполнял? Кто скажет или хотя бы подскажет про это, а? Или так уж нравится, ни в чем не разбираясь, пускаться в путешествие жизни за сплошным потоком откуда-то берущихся желаний? Таких, которые нужны тебе и сделают твою жизнь полноценной, нужной не только тебе, счастливой сразу для всех? И могу ли я избавиться от упрямо прущего во мне чего-то такого, от чего отказаться просто невозможно?

Желание, ты от кого? Желание, ты зачем? Желание, постой, дай я разгляжу тебя! Ты к добру, на пользу, не для вреда мне, нам?

Поздно вечером, наскоро накинув пальтецо, мы с моей красавицей-подругой неслись в вот-вот.., но еще открытый магазин. Я схватила последнюю десятку (коньяк стоил девять с чем-то, время было 80-ых годов). Влетели в магазин и сразу к нужному прилавку — десять тридцать четыре. У нас обеих ни копейки больше. А когда думать? Минут десять оставалось… Нинка рванула к рядом живущей знакомой и тут же вернулась: не было дома.

Желание — не выпить, а праздничного настроения. Чтобы стол и чтобы не по бедности, и чтобы все есть, что надо. Садись и празднуй неожиданную встречу с подругой, коллегой — известной всему городу тележурналисткой — Ниной Орловой. Вот оно как.

Нинка вернулась из командировки, прибежала ко мне с распахнутым лицом. Мы помчались за «звоном бокалов» и — на тебе! Не хватает! И когда я обратилась к продавщице, понимая, что мы не совсем простые люди и она тут же поверит, что завтра копейки эти занесем, она спокойно и даже зло ответила: «Дайте полную сумму или… (Ужас!) линяйте отсюда».

Задело страшно и облило поганым ведром помоев… Да, не за хлебом пришли. Коньяк бывает нужным — и нужнее хлеба. И потом, мы же без патологии, достаточно посмотреть. Прилично выглядим и довольно известные, не без таланта люди.

Нинка все время шла сзади и канючила:

— Ну, идем. К черту его! Обойдемся!

— Замолчи! — развернулась я к ней. — Я просто не могу понять, как они не понимают, что надо быстро разобраться и дать. Какие тут разговоры?

— Это же сущая мелочь!

— Нас все знают, а ты просишь.

— Я не прошу! — заорала я, становясь похожей на алкоголичку. — Я требую, чтобы мне дали эту поганую мелочь, потому что вокруг нас стоит все человечество и не может. Чего тут помогать? Дать недостающие 34 копейки! Почему так происходит? Никто ничего не хочет понимать. Потому что это — не их желание, а мое желание и наше с тобой. Их оно не волнует.

Я уже стояла за дверями магазина и отчаянно подходила ко всем подряд, спокойно советуя дать 34 копейки на коньяк. Повторяя: «Не на хлеб — на коньяк…»

Кто чего, успевая быстро избавиться от меня, говорил: «нету», «не взял кошелек», «как раз осталось на покупку чего-то там», короткое» извините». И только модная девица вдруг бросила прямо на снег деньги, и они разлетелись у моих ног. Я подняла глаза и прошептала то, что говорила всем: «Дайте адрес. Завтра вам занесут». А она мне тут же отрезала: «Собирай! Плевала я на твою отдачу! На коньяк ей не хватает… Ишь ты!».

Я у всех на глазах собрала мелочь прямо под ногами прохожих и сунулась обратно в магазин — вытянуть руку с деньгами и успеть поставить в честь нашего долгого и разговора, и обсуждения бутылку коньяка на стол… Нинка смотрела на меня. Она ходила возле прилавка, нервно поглядывая на дверь, пока меня не было, и не видела уличных сцен. Моя Нинка — с в хрусталь расплавленными, сияющими глазами, зрячими за стеклами очков — гордо понесла свою неотразимую фигуру за мной, стремительно летящей с бутылкой в руках вон из магазина…

По дороге она подвывала сзади, что ей противно будет пить. Что уже все настроение пропало. Что наверняка нас видели в этой жуткой роли…

Я же шла и молчала. Ни слова. Я шла, чтобы понять только одно: это желание откуда-то пришло. Я же не с неба его взяла! Почему-то оно требовало немедленного наполнения. Так преступник не может оставить свою жертву. Он просто обязан ее добить… Ну, собрались бы завтра. Ну, приготовила бы я красивый вкусный стол. Ну… Вообще спокойно бы обошлись, и не было бы ничего такого на столе. Но ведь кто-то заводит эту адскую машину — и ты покорен ей… Какая необходимость и какой смысл в этом моем поступке на глазах у десятков людей? Почему именно его я помню? И как я должна была поступить, чтобы было правильно?

А это «правильно» есть? Или нас загоняют в ловушку, и все? И тогда даже неуместен вопрос: живешь-то ты зачем? Да незачем. Таскают тебя из одной ловушки в другую. И, получается, что это и есть твоя судьба?