Муж — голова, жена — шея

Психологи утверждают, что между мужчиной и женщиной различий гораздо больше, чем сходства, ведь природа создала нас всех различными не только по половому признаку.
Мы по-разному воспринимаем мир, думаем по-разному, разнятся наши взгляды и вкусы, но мы можем образовать единое, гармоничное, совершенное целое, если  только научимся правильно взаимодействовать и дополнять друг друга. В повседневной жизни мы не знаем, как это сделать и потому натворили множество глупостей.
Как же найти правильную связь между полами? Попытаемся поразмышлять над тем, как мы, женщины справлялись с этой задачей. Обратимся к древней мудрости – к пословице, в ней отражена наблюдательность, житейский опыт и юмор.
«Муж – голова, жена – шея (куда хочу, туда головушку верчу»), говорится в известной пословице. Без шеи голова имеет ограниченный кругозор, а шея без головы, что без ума. Когда же мы повернули голову не в ту сторону и перестали выполнять возложенную на нас природой роль? Мы, женщины, жалуемся, что перевелись нынче настоящие мужчины. Но нет ли в этом нашей вины?  «Ведь мужик, что мешок, что положишь – то и несёт». Мы положили в «мешок» свои амбиции.
В жизни, как в пьесе, каждый должен сыграть отведённую ему роль. Равные возможности сыграть свою роль мы ошибочно приняли за равные права. Борьба за них отняла у женщин женственность, интуицию и природную тонкость души. Женщины захотели превзойти мужчин, ради карьеры они отказываются рожать, на жертвенный алтарь возложены муж, дети, семейный очаг. Любовь к мужчине заменена на возможность получить от него максимум материальных благ. Исчерпав этот источник, утверждаем, что любовь прошла.
Мы стали министрами, президентами, но потеряли главное – возможность увидеть в глазах любимого мужчины благодарность за уют и покой в доме. Следуя пословице — «жена мужа не бьёт, а под свой нрав ведёт», мы могли бы построить счастливое общество, если бы укротили свой нрав.
Мужчина готов исполнить желания женщины, если она не унижает его достоинства, не лишает его права приносить «добычу» в дом. Мало того, что мы лишили мужчин этих прав, мы благосклонно сделали их временными «сожителями», «альфонсами», а природа всё уравновешивает и на место мужественных женщин приходят женственные мужчины.
И где же оно, счастье? Где удовлетворение от одержанной победы? Цена за такую победу — одиночество, депрессии, потерянное поколение. Но постепенно мы поймём, что природа создала нас разными, вернёмся к уютному очагу, к теплу семьи, к любви и пониманию.  Позволим мужчинам стать героями!
БоДо

Существует ли идеальный брак? История вторая

Распад семьи, когда её покидает мужчина или женщина – всегда разрушение. Страдает оставленная без пары сторона, но более всего страдают дети. Особенно дети в подростковом возрасте, когда происходит осмысление жизни и своего места в ней.
Мы называем подростковый возраст трудным, потому что нам тяжело в этот период: подросток не принимает наши правила воспитания. Но, в первую очередь, трудно самому подростку. Когда тебе 13 лет, а отец уходит из семьи, переживания предельно остры.
С моей подругой Еленой мы встретились, когда нам было по 14 лет. К тому времени её отец успел «уйти к  другой». Кем был для неё отец, не даст понимания ни одно определение! Расскажу предысторию.
Он был военным ветврачом. Детство Елены проходило на Дальнем Востоке, и было абсолютно счастливым. Отец уделял долгожданной дочери максимум времени. В старинной библиотеке была разнообразная литература и сказки со всего мира. Отец дал Лене всестороннее домашнее образование. Он был прекрасным рассказчиком и знал увлекательные истории о животных. Энциклопедия «Жизнь животных» Альфреда Брэма была настольной книгой.
Удивительная красота и первозданность природы Дальнего Востока, где причудливо смешались растения и животные, впечатлили на всю жизнь. Природа была территорией обитания Елены.
Военный человек – человек приказа, поэтому семье пришлось  перебраться с Дальнего Востока на крайний запад СССР – в Прибалтику.
В нашей школе Лена резко выделялась не только знаниями и умом, но и своим умением общаться как со сверстниками, так и с взрослыми. В её друзьях числилась образованнейшая пара, которым было за 50. Находила она подход и к детям: с удовольствием с ними играла, а они «липли» к ней. А её любовь к животным, можно сказать, была врождённой. Всё это сочеталось в ней естественно, без наигрыша – она радовалась жизни. Учителя в ней души не чаяли.
И вдруг всё оборвалось: отец покинул семью, разрушился её мир. Мать слегла с инсультом, долгое время восстанавливалась в больнице, а затем ещё два года полным инвалидом – дома. Рядом никого не было. Лена усердно за ней ухаживала после уроков, иногда приходилось пропускать занятия.
Когда мы учились в предпоследнем классе, мать умерла. Провожали её всей  школой. Лена осталась одна в небольшой двухкомнатной квартире. Отопление было печным, и отапливать квартиру зимой было нечем и не для кого. Помню этот холод и гнетущую пустоту потерявшей смысл жизни.
Школу Лена закончила с медалью, впрочем, по своим знаниям, она могла бы её закончить экстерном ещё раньше.
Но как же отец? Лена тянулась к нему, старалась не упрекать, чтобы не потерять окончательно. Он появлялся аккуратно раз в месяц, чтобы вручить расчетливо отмерянную сумму на её пропитание.
В его новой семье были жена и пасынок — в их расчетах Лена была лишней. Новая супруга отца была особой властной и полностью подчинила себе мужа. Он не хотел ей противоречить ради своего покоя.  Всё своё время посвящал работе, книгам и шахматам. Заниматься дочерью — дело хлопотное: пришлось бы портить отношения с  супругой. Елена под любым предлогом искала встречи с ним, а он всё больше отдалялся.
Когда Лена закончила 1-ый курс медицинского института, она впервые по- настоящему влюбилась, но не встретила взаимности. После этого у неё началась глубокая депрессия. Она сутками никуда не выходила, лежала в постели и никого не хотела видеть. Я её посещала каждый день, приносила еду и пыталась вернуть к жизни.
Мне пришлось уехать на практику в другой город, а когда вернулась, узнала, что она пыталась покончить с собой. Наглоталась таблеток (в доме после болезни матери их оставалось предостаточно). Затем, желая в последний раз встретиться с отцом и увидеть на  его лице хоть какое-нибудь сочувствие, она ему позвонила. Была спасена её жизнь, но не отношения. Былого  не воротишь. Травма физическая и моральная остались на всю жизнь…
В наши дни, когда любовь стала «свободной»,  браки — в виде сожительства или партнёрства, а разводы – повсеместным явлением, дети вообще остаются без внимания. Ответственность за детей требует усилий, а наш эгоизм ищет совершенно иных наполнений. Разрушение института брака – следствие разрушения эгоистических взаимоотношений между людьми в обществе.
Дети всегда страдают, когда взрослые стремятся лишь к удовлетворению своих страстей, предпочитают гормоны гармонии семьи.
Что такое идеальный брак, и для чего он нужен? Тяжело представить, что мир сотворён для разрушения, а человек – для уничтожения. На самом деле, эволюционное развитие ведёт к совершенству. При переходе с этапа на этап человечество всегда испытывало потрясения, но прогресс не прекращался. Сейчас настал этап, когда для прогресса нужен совершенный человек, который служит не «себе», а людям. Значит, идеальный брак должен быть направлен на воспитание нового поколения, нового Человека.

БоДо


Существует ли идеальный брак? (история первая)

Ещё в подростковом возрасте я была уверена, что выйду замуж за незаурядного человека. Считала себя достойной особого избранника.
Откуда такая уверенность? Я поглощала массу книг. Хотя, в их числе была познавательная литература и поэзия, предпочтение отдавала романам – не какой-то «жёлтой» литературе (в СССР чтение бульварных романов было признаком мещанского вкуса). Мной были почитаемы Дж.Олдридж, Стендаль, Э.Войнич, Дж.Лондон, Э.М.Ремарк , А. Куприн, некоторые «программные» авторы – Л.Толстой, А.Гончаров, И.Тургенев. Не любила и не понимала Достоевского. В итоге нарисовался образ сильного, уверенного и одновременно романтичного героя – моего будущего спутника.

Я уже выбрала имя (конечно, героя одного из романов) моему будущему сыну, если не повезёт с избранником сердца. Я не была полностью оторвана от реальной жизни – её я тоже наблюдала-изучала.
Мои родители были простыми людьми, без высшего образования. Я знала, что поженились они по большой любви. Хотя мать какое-то время жила в Америке и могла благополучно там устроиться, всё же вернулась и вышла замуж за любимого человека. Но их жизнь казалась мне слишком обыденной: два супруга – два близких родственника.
Я мечтала о жизни яркой, наполненной ежеминутными внешними проявлениями любви. Такой идеальный образец семейной идиллии я увидела в семье моей одноклассницы.
Её родители были высокообразованными интеллигентами: отец – скрипач, мать – служащая с огромным ораторским талантом. Помню, она отшлифовывала свой талант на мне, как перед большой аудиторией. Ей видимо, не хватало публики.
Надо сказать, я была благодарной слушательницей – раскрыв рот, я полностью отдавалась потоку её страстных речей. Но, главное, что отношения между супругами в этой семье казались мне идеалом отношений между мужчиной и женщиной.
Во время моих посещений этого дома, когда присутствовали оба родителя одноклассницы, я заставала их непременно в обнимку, нежно воркующими и отрешёнными. Правда, «голубка» иногда отрывалась от «голубка», чтобы поруководить нами – детьми.
Через несколько лет эта пара распалась. Мужчина ушёл из семьи. Оставил двоих детей. Обиженная женщина приняла решение больше никогда не общаться с бывшим супругом. Дети подчинились её воле и никогда уже не виделись с отцом. Все его попытки общаться с детьми были безуспешны. Он удостаивался лишь презрения окаменевших сердец.
Этот развод я переживала, как личную трагедию: я потеряла опору, на которой зиждилось моё представление об идеальной семье. Я подвергла анализу эти отношения. Где и кем была допущена ошибка? На уровне подсознания стали всплывать факты, которым я не придавала значения раньше.
Голос отца за всё время я не услышала ни разу. Всё в семье шло по «диктаторскому» распорядку хозяйки, уверенной в своём знании, что, где, когда и как должно происходить в интеллигентной семье. Она ограничивала детей в общении, боясь дурного влияния (я, видимо, была наименьшим злом). Готовила вкусно, на стол подавались ограниченные порции – переедать вредно. Уборка квартиры была тщательной, после уборки ковёр накрывался полотняным, специально подогнанным чехлом.
Когда хозяйка заболевала, она лёжа давала указания домочадцам. Что было «не так» в этой семье? Женщина, как бы всё отдавала семье. Но, была ли это отдача и была ли любовь?
Я сделала вывод: не было отдачи и не было любви, не было взаимности. Отсутствовал мужчина, как личность, а любовь – только по расписанию.

БоДо