Подруги

Накануне пятидесятилетия сын решил сделать мне неожиданный сюрприз — пригласил меня поехать в деревню, в наш старый родительский дом. Я здесь не была почти десять лет и даже не представляла, что осталось от нашей старой заброшенной избушки. И, когда мы ехали в машине, я вспоминала самые счастливые дни своей юности, и мне так хотелось, как в детстве, походить босиком по заброшенным тропинкам.

girls-sitting-on-bench-looking-out-at-the-scenic-Smoky-Mountains

К моему изумлению, вместо старой избушки передо мной стоял наш домик, очень красиво отреставрированный. Вот так сюрприз! Не удивительно, что все сделано со вкусом, ведь мой сын — архитектор. Я стою, любуясь, и вспоминаю, как мой Сережа говорил еще в детстве, что когда вырастет, построит для меня дом моей мечты. Разглядывая интерьер, я раздвинула занавеси на кухонном окне и вдруг резко их задернула.

— Что тебя так напугало, мама?
— Кто там ходит по двору? — спросила я сына.
— Так это же тетя Вера, твоя подруга, ты что не узнала ее? Она здесь живет с внучатами. Она осталась одна, дядя Гена, ее муж, умер после долгой болезни.

Я смутилась от неожиданности, приняв Веру за старушку. Направляясь в свою спальню, я посмотрела на себя в зеркало, поправила прическу и подумала: если бы я осталась здесь, была бы такой, как она, старушкой-провинциалкой! Я прилегла на кровать и, пытаясь успокоиться, разглядывала розовые обои. На старом комоде стояла моя шкатулка, которую когда-то подарила мне подруга, — та самая, которую, помню, я когда-то выкинула. Я была очень зла на подругу и не хотела, чтобы что-то напоминало мне о ней. Но сын своей хромотой каждый день напоминал мне этот ужасный случай.

Рискуя своей жизнью, он когда-то спас Вериного сына, своего друга. Тот отделался легким сотрясением мозга, а Сереженьке раздробленную ногу складывали по кусочкам.

В комнату вошел сын с подносом в руках и пригласил меня пить чай. Я просто восхищалась своим сыном, его любовью и заботой, и слова моей благодарности лились сами, от чистого сердца, и мне совсем не хотелось напоминать ему о прошлом.
Но сын первым заговорил о своем друге.

— Пойми меня правильно, родная! Ведь сын Веры — мой друг с детства. Знаешь, я помню, когда умер отец, Пашка нашел меня на старой мельнице, где я спрятался, чтобы выплакать свою боль. Он так крепко обнял меня по-мужски, по-братски, и мы поручились друг за друга — всегда быть вместе, чтобы ни случилось.

— Ишь ты! Они поручились! Я это слово слышу почти каждый день в своей адвокатской конторе, и, поверь мне, иногда оно очень дорого обходится людям.

— Мама, понимаешь, речь идет об отношениях, которые строятся на взаимной заботе друг о друге. Павел всегда помогал, когда мне было очень тяжело, дежурил у моей кровати сутками после операций в Москве. А санаторий помнишь? Ты каждый день получала букет цветов, а ведь твой таинственный ухажер и был Павел — он хотел сделать тебе приятное. Это правда, мама, он всегда был рядом, только я не мог сказать тебе об этом.

— Ну конечно, успокоил. Все это после того, как ты рисковал жизнью из-за него и остался калекой. Кто из вас задумал лезть в эту старую чертову мельницу?..

— Это мы вместе придумали. Старики рассказывали, что под колесом заброшенной мельницы можно найти старинные монеты, которые люди бросали туда на счастье. Помню, как он по веревке спускался вниз и кричал, чтобы я держал покрепче. А затем удар и огромный столб пыли. Я тащил веревку изо всех сил и не ожидал, что на мои ноги рухнет стена. Мне было очень больно, но я о себе не думал. Он ведь доверил мне свою жизнь, понимаешь, мама. Я знаю, что Павел поступил бы также на моем месте.

— Ой, сынок, давай не будем об этом.

Кажется, у меня подскочило давление от сегодняшних сюрпризов. Я незаметно достала из сумки валидол и опять прилегла на кровать отдохнуть. Свернулась калачиком, как в детстве, и старалась уснуть. Думала о том, каким взрослым стал сын — таким талантливым, заботливым и ответственным.

Может потому, что его окружают такие же друзья? Раньше я об этом я никогда не думала. Мы с Верой тоже были очень близкими подругами, всегда делились последним, что имели, и тоже обещали дружить до конца дней своих. Так почему так получилось, и что оказалось причиной раздора?

Как Сережа сейчас сказал: отношения строятся на взаимной заботе друг о друге. Признаюсь себе честно, я завидовала ей, потому что всегда, как мне казалось, ей доставалось все лучшее. Даже к своему сыну я ее ревновала. Получается, я ничего не дала взамен, чтобы сохранить нашу дружбу. А тут еще этот несчастный случай, и, когда не стало родителей, мы с сыном уехали жить в город.

Мне вдруг стало жаль свою подругу, ведь она столько натерпелась. Я ее тоже вспоминала, вернее, она сама напоминала о себе, когда ко мне в контору приходил аудит. Пусть она простит меня за мою подлость, уж не знаю, как меня угораздило написать анонимное письмо участковому, что Вера спаивает всю округу своим домашним самогоном. Теперь я раскаиваюсь за этот бесчестный поступок. Ведь не зря говорят, что нельзя делать другому того, чего ты не желаешь себе.

Утром я проснулась от звонкого кукареканья соседского петуха. Не успела умыться, как раздался стук в дверь. Я онемела от услышанного: «Здравствуй, подруга». У двери стояла моя Вера с узелком в руках. Мы в юности часто ходили друг другу в гости с угощениями, завернутыми в льняной узелок. Я даже догадывалась что в нем: копченое сало, самогон и соленые огурчики. Долго мы стояли, обнявшись, и плакали, от счастья, обещая больше никогда не расставаться.

Мы обе почувствовали, как нам дороги наши отношения, и слово «поручительство» обрело для меня совсем иной смысл.

На чаше весов любовь уже перевешивала чашу ненависти. Словно тяжелый груз свалился с моих плеч, и я впервые почувствовала, как мое сердце наполнилось радостью. А когда сын представил мне Верину дочь, как свою невесту, чаша моей любви ко всей этой семье просто перелилась через край!

Янина Голубовская

Второгодник

Работаю в школе два месяца. Без страха иду в кабинет директора, куда меня вызвали. Знаю, что молодых специалистов ругать не положено и бояться нечего.

i

— Мы хотим посадить к вам ученика. Второгодник. Склонен к побегам из дома. Вам нужно найти к нему подход и сделать так, чтобы он учился, — сказал мне директор.

На следующий день он пришел — сорок второй ученик в мой третий класс «Б». Я когда его увидела, немного растерялась. Сам по себе парень крупный, так еще и переросток. Ростом с меня. Ему одиннадцать, мне — девятнадцать. Трудный подросток из неполной семьи. Тяжелый взгляд исподлобья. Посадила его за последнюю парту. Наблюдаю, помогаю, чем могу. Учится кое-как. Не знаю, то ли я ему понравилась, то ли холод не позволял убегать из дома, но ходил он в школу регулярно. Ходил, пока не заболел. Отстал по всем предметам еще больше. Ситуация сложная. Ученику опять грозит второй год.

Вызываю мать и ставлю ее в известность. Она — в слезы. Он не будет ходить третий раз в третий класс… Ему будет 12… Он опять убежит из дома… Я потеряю его окончательно… Куда он потом с двумя классами образования?! Помогите нам! Смотрю я на нее, слушаю, и сердце разрывается. Она не пьяница, работает, старается, чтобы у сына было все необходимое. Обещаю сделать все возможное. Я его тоже полюбила. Тихий, отзывчивый. Учится, как может. Жалко их. Иду к директору. Все рассказываю. Сама чуть не плачу.

— Вы можете поручиться, что в четвертом классе он потянет программу и не пустится в бега? Если можете, то я буду хлопотать. А если нет, то я тоже не могу. Мы с ним за эти годы порядком намучились.

Я всю ночь не спала. Искала выход. Директор прав. Разве могу я гарантировать, что он потянет программу, если сейчас не тянет? Учителя будут требовать, опять убежит. И мать его все равно потеряет. Думала и так, и этак. И уже под утро приняла решение поговорить с мальчиком.

Оставила я его после уроков, посадила напротив себя и объяснила ситуацию со всех сторон.

— У нас есть только один выход. Я могу поручиться, что ты будешь ходить в школу, и тогда тебя переведут. Главное ходить и стараться учиться, как сможешь. Тройку тебе всегда поставят. Ты закончишь школу. Понимаешь?

Он кивает и с лица сходит каменное выражение.

— Но я могу поручиться за тебя перед директором, если ты поручишься передо мной — пообещаешь, что не подведешь меня. Директор пойдет в РОНО и тоже поручится за тебя. Только так. Иначе не получится. Все будет зависеть от тебя. От твоего слова. Если ты подведешь меня, я подведу директора, он подведет РОНО, оно перед Городским Отделом Образования отвечает…. Мы все будем в одной команде. Все друг за друга в ответе. Обдумай все хорошо. Это серьезно. Как решишь, так и будет.

Я дала ему время до завтра. Не знаю, на что я рассчитывала, разговаривая с ребенком по-взрослому. Наверное, просто поддержки искала, ведь для себя я решила, что буду хлопотать о его переводе в следующий класс и готова рисковать своей репутацией, которая только-только начинала зарождаться. Благополучие ребенка и его матери было дороже шаткого уважения.

Утром перед уроком он подошел ко мне и сказал по-мужски:
— Я решил. Поручайтесь. Я вас не подведу.

И я поручилась.

Света Деменчук

Держаться за людей

Аня выросла в неполной семье: старенькая бабушка и постоянно работающая мама. Папа ушел очень давно, и был счастлив в новой семье. Так они и жили. При всём этом Аня самостоятельно смогла многого добиться. Она выстроила карьеру, обзавелась подчинёнными и была лучшей в своей сфере.

woman-outdoors-nature-2048x1367

Беда пришла неожиданно. Был обычный зимний вечер, Аня возвращалась домой знакомой дорогой, во дворе было темно. Неожиданно нога попала в огромную выбоину в обледенелом тротуаре. Удержаться в равновесии было невозможно, падение и жуткая боль. В глазах темно, тело неподвижно. Потом все было как в страшном сне, откуда-то взявшиеся прохожие, скорая помощь, приемный покой и несколько часов операции по сложению её сломанных и раздробленных ног.

Очнулась на больничной койке, в голове роилась масса вопросов. Почему это с ней? Это не входит в её планы! И что будет дальше? Врачи пообещали долгую жизнь, но ближайшие полгода придется провести в койке, привязанной к вытяжкам. Работать в телефоном режиме удалось недолго. Вышестоящее руководство быстро нашло ей замену, и перспектив вернуться на свою должность у Ани не осталось…

А начиналось всё радужно. Вероятно, идя по примеру мамы или по зову сердца, Аня рано пожелала стать независимой, самостоятельной и богатой. Сразу после школы и началась её «головокружительная» карьера. Всё шло легко, гладко и захватывающе. Приходилось много перемещаться, менять города, окружение, людей под ногами.

В её подчинении было много людей. Приходилось создавать коллективы, разрешать конфликты, на это Аня имела четкую методику, она прямо заявляла сотрудникам: я не держусь за людей. И она действительно не держалась, люди были для нее материалом для достижения целей. Сметая всё и всех на своём пути, она получала огромное удовольствие. Жажда власти постоянно требовала новых жертв, и поэтому все неугодные и несогласные удалялись.

Жалости не было ни к кому, люди для неё являлись расходным материалом, не думала тогда, что однажды и её саму жизнь пустит в расход. Незаметно растворились все подруги детства, новых заводить не было времени и желания. Все парни бежали от Ани как от огня. Да и ладно, не досуг ей! Она не держится за людей. Пролетали годы. Казалось бы, жизнь — сказка!

Почему сейчас всё перевернулось с ног на голову? Почему Бог так несправедлив и сейчас она лежит с болью во всём теле и в душе? Её уволили! Тёмный ужас охватил все мысли. Как можно в один миг всё потерять? Казалось, такой крепкий дом построен, и вдруг рухнул? В голове миллионы вопросов, а кому их задавать?

Но самое страшное оказалось в другом, шли дни, недели, и кроме её старенькой бабушки, никто к ней в больницу не пришел. Мама, как обычно, на работе. Звонки от знакомых прекратились через три дня. Ей быстро нашли замену во всем. Как же так? Ей и самой позвонить и поплакаться, было некому. А как хотелось поплакаться…

Боль и ненависть разъедали душу, ненависть ко всем. Аня возненавидела всех людей на земле и Бога тоже. Какие жестокие! Как могли все её бросить? Лучше умереть, чем продолжать жить в этом мире…

Приподнимаясь на кровати, Аня могла видеть из окна прогуливающихся людей, веселых подружек, семейные пары с малышами. Почему кому-то хорошо? Щемило сердце, ей уже тридцать, и по итогу жизни — она ноль, нет друзей, подруг, славы и власти тоже уже нет, богатой она не стала.

О чём сейчас плачет её душа? Ответы приходят и тихонько стучат прямо в сердце, от этих ответов льются тёплые слёзы по щекам. Её душа плачет не от боли, она плачет от одиночества и покинутости. Аня, пытаясь найти себя в этой жизни, на самом деле потеряла и себя, и саму жизнь.

В таком состоянии её застала добрая, всегда улыбающаяся медсестра. Она снова улыбнулась, погладила Аню по голове и удалилась. Вернулась через несколько минут, в руках держала Книгу. Аню потянуло к этой Книге, и потом оторваться от неё она уже не могла. Проходили недели, месяцы, пришло осознание самой себя. Зло — в ней самой.

Сейчас ей больше всего хотелось быть среди людей, держаться за людей, держать их очень крепко и никогда не отпускать, любить их, радовать, посвятить свою жизнь объединению с ними, и быть им полезной и нужной! Это её новый путь, самый главный путь её жизни!

Алла Бережная