Близость определяется мерой подобия

Сегодня я никуда не спешу. Как прекрасно солнечным утром, сидя на веранде, выпить чашечку кофе, не думая ни о чем. Но это «ни о чем» внезапно прерывается пронзительным звонком — мне назначили собеседование! И начинается…

Coffee-Cup-Good-Morning

В моей голове заводится поток мыслей, бурно кружась вокруг основной: «Что делать?»

Стремительно открываю шкаф, одежды — море, но что надеть? Пытаюсь сосредоточиться — надо что-то строгое и со вкусом. Что же выбрать?

Хватаю то, что больше приглянулось. Надела — супер! Но не шокирует ли это окружающих? Снимаю надетое… Нырнула глазами в шкаф. О Боже, что же достать?
Нацепила халатик. Шмотки потом, сначала косметика. Побежала к зеркалу. Мамочки! Это кто — я? Смирилась с увиденным — полезла за косметичкой.

А я ничего… Лишь бы тушь не потекла. Метнулась к шкафу… Нет, сначала доем завтрак. Запихнула горячий тост… Обожгла язык… Черт, где же «средство от ожогов»?

Слышу звонок, бегаю как собака за хвостом, пытаюсь найти этот долбаный сотовый. Нашла! Встреча отменяется. Ух! Мешком падаю в кресло, и снова вопрос: «Что делать?» Решаю — расслаблюсь перед телевизором. Ищу глазами пульт. Нашла, нажала на первую попавшуюся кнопку.

Седой старик с бородой увлеченно рассказывает о чем-то, активно жестикулируя, его теплая улыбка завораживает. Я прислушиваюсь. «Близость определяется мерой подобия…» — ничегошеньки не понимаю, но продолжаю смотреть, не в состоянии оторваться от экрана.

Какая же у него притягательная улыбка. Так хочется согреться в её лучах и забыть, забыть, что ты существуешь. Уйти в никуда, в то самое подобие, такое непонятное, далекое и очень уютное.
Может у него есть подсказка, как наводить порядок в ворохе мыслей, выбирая самую важную, которая поможет жить дальше, наполнит предвкушением доброго будущего?

Слушая понимаю, что именно эта причина и заставила меня буквально прилипнуть к экрану, принимая слова не умом, а сердцем, разбудив давно спящую внутри меня потребность найти смысл во всем, что со мной происходит, во всем что вижу, слышу, чувствую, о чем думаю и переживаю.

…С того суматошного утра прошло десять лет. Я нашла подходящую работу. В жизни все устаканилось. И каждое утро, выпивая чашечку кофе, я вспоминаю момент, когда первый раз услышала слова: «Близость определяется мерой подобия».
Кто бы мог подумать, что они, словно заветный ключ, открыли дверь в удивительный мир методики, помогающей с легкостью задать правильное направление вороху мыслей, благополучно перепрыгнуть любое препятствие из собравшихся проблем и с улыбкой начинать каждый новый день.

Алла Певзнер

Исповедь рокера. О нечеловеческой силе женщины

Я обычно считаю себя крепким и удачным пацаном (ссылка для непросвещённых женщин: слово «пацан» в среде мужиков считается уважительным). Ну, сами посудите: я сделал крутую карьеру, меня все знают и уважают, многие пытаются быть похожими на меня, я женат на красивой женщине и у меня трое красивых, и уже кое в чём успешных детей. Всё зашибись, и жизнь удалась, говорят мне мои друзья-знакомые. И, кстати, не без зависти.

Исповедь рокера

Однако, я живой чел со своими взлётами, и, вы не поверите, — падениями.

Иногда я чувствую себя полным «чмом» и неудачником. В один из таких дней, я со скандалом вышел из дома, амбициозно хлопнув дверью: моей команде зарубили гастроли в Лос-Анджелесе, а басист ушел из группы. Нашёл команду поуспешней. Какое дерьмо… Кто дерьмо? Наверное, всё-таки я. Не дотянул, не удержал. Слабак… Заснуть бы и отключиться. А как я припрусь домой сейчас? Она с порога вычислит мою слабость и никчемность. А «звездить» перед ней просто нет сил. Нет, не хочу демонстрировать вот «это» перед ней и детьми. Заливал в одиночку.

Время после полуночи. Тихо открываю дверь, в надежде, что все уже спят, и прямо лоб в лоб с супругой. Её усталые от ожидания глаза, да и у меня нет сил выпендриваться и что-то объяснять. Сжался как маленький мальчик перед скандалом. Сейчас она меня наконец-то расколет и тогда уже всё. Я полный неудачник…

— Садись, котя. Давай чайку, а?

У меня просто глаза набухают. Как это она так? Она что, не видит? Я же никто! Нет. Она всё видит. Я хорошо её знаю.

— Ждала тебя.

Придвигает стул ко мне поближе. Чувствую тепло её ладони в своей руке. Дальше текст который меня просто порвал:

— Ты очень талантливый и сильный. Мы тебя так любим и ценим. Ты заботливый, надёжный и настоящий. Как здорово, что ты есть и мы вместе.

Я вдруг задыхаюсь где-то в области сердца. Слёзы очищения и благодарности. Вдохновение и прилив сил для достижения самых невероятных целей. Вера в себя и в нашу связь, которая наполнила меня вселенской энергией и радостью.

Френды!

Вся сцена заняла 3 минуты!!! 3 минуты, чтобы «восстать из пепла», вместо месяцев, а может и лет страданий, запоев, скандалов, разочарований и самоедства.

Очередной раз я взлетел (за 3 минуты) благодаря этому женскому пульту управления полётом мужчины. Благодаря кредиту доверия. Она всё видела и понимала. Но вместо того, чтобы вытереть об эту тряпку ноги (об меня), она подняла меня и нашу связь и любовь на уровень, о котором мы и не мечтали.
За вашу мудрость и терпение женщины! Мужики, извините за откровение, но мы должны им это наконец-то озвучить, а?

Давид Гру

Это статья — огромное человеческое спасибо моей дорогой жене, которая терпит, понимает и принимает мой, мягко говоря, непростой характер. А так же попытка сказать женщинам так: «Дорогие девочки! Мужик — довольно простое одноклеточное устройство. У вас же есть природный механизм, который вдохновляет нас быть отважными, преданными, верными, заботливыми, любящими, надёжными + ещё список на листе А4. Возьмите инструкцию по эксплуатации и пользуйтесь на здоровье».

Мы делимся опытом на нашем канале в YouTube. Только то, что проверено на себе и то, что реально работает.

Молитва

Говорят, молитва помогает. Блажен тот, за кого кто-то молится от всего сердца.

4019437

Моя прабабушка очень любила прадедушку. Так рассказывают. Я его никогда не видела. Жили душа в душу. В первые дни войны его забрали на фронт. Уж как она плакала. И молилась. Молилась всё время, с утра до ночи, чтобы он остался жив, чтобы к ней вернулся.

Через неделю пришло извещение: ваш муж такой-то такой-то погиб.

Первые месяцы бабушка (тогда ещё молодая женщина) жила как робот: вставала рано, доила корову, колола дрова, топила печь… Надо было детей тянуть. Как-то справляться.

Чем дальше, тем чаще сыпались похоронки. Почти не осталось семьи в деревне, где кто-то не погиб. Муж, сын, брат…

Однажды заглянула к бабушке соседка. «Давай, говорит, помянем наших… твоего и моего…»

А бабуля отвечает: «Нет. Там всё перепутали. Не мог Илья погибнуть. Он вернётся, вот увидишь!»

Соседка посмотрела на неё с сожалением, вздохнула и ушла.

В 1945 кончилась война. Вернулся нелюбимый прежде муж Лидки. Муж Лариски, с которым та до войны жила как кошка с собакой. И даже запойный алкаш Славка из третьего дома – хромой, но вернулся.

А любимый, дорогой Илюша – нет.

Отгремел салют Победы. Надо было жить дальше. Вести хозяйство, растить детей. К бабушке часто сватались женихи из других деревень. Да, хоть многих унесла война, но тем не менее. Редкая красавица была.

И всем отказывала. «Илюшу жду», – один ответ.

Соседи вертели пальцем у виска. Ну, сколько можно. Отгоревала и хватит. Ясно же, что не вернётся.

Дожила моя прабабушка почти до ста лет. В деревне, в город уезжать не согласилась.

И конечно, Илья так и не вернулся.

Незадолго до бабушкиной смерти я её спросила: «Ну, почему так? Ты же его любила больше жизни. И что? Нелюбимые мужья вернулись, а наш прадедушка нет. Значит молитва – фигня. И бога нет. И справедливости».

Она посмотрела на меня выцветшими, некогда синими, глазами, потом перевела взгляд куда-то вверх и задумчиво ответила:

– Ты знаешь, Катюша, в тот день, День Победы, когда все мы плакали от счастья, я поняла…

Раньше я молилась за себя. За то, чтобы Илья остался жив, вернулся ко мне, и я была бы счастлива. Позже подумала, а может, своей смертью Илюша спас жизнь кому-то другому. Замысла Боженьки (так она его называла – Боженька) нам не понять. Но Он, конечно, знает, как лучше.

А ещё я поняла, что если бы все молились за всех, то и воин бы не было.

А с Илюшей мы обязательно встретимся.

Стою в тишине над могилкой. Вспоминаю эти слова…

 Екатерина Крылова

Слезы на стекле

Надя сидела в темной комнате на диване. Надя — это моя старая подруга. Она успешно воспитывает трех детей, занимается интересным бизнесом, выпустила несколько своих книг.

878

Был вечер, но свет ей включать не хотелось. Не часто удавалось ей побыть наедине с самой собой, не думать о том, в чем дети пойдут на ёлку, заплатят ли клиенты и будет ли возможность всем выехать на неделю отдохнуть в тихие Татры.

Легкий звон оконного стекла отвлек ее от размышлений. Съемная квартира, в одной из комнат которой уединилась Надя, располагалась на пятом этаже Сталинской высотки на Кутузовском проспекте. Петарды и прочая пиротехника здесь были не приняты. Спокойный московский двор. Звук дребезжания оконного окна стекла нарастал, становился невыносимо неприятным и тонким. Стекло не выдержало и лопнуло, рассыпалось, бисером покрыв ковер на полу, диван и одежду. Надя расплакалась. Сидя на диване поджав ноги, она пыталась стянуть со спинки дивана плед, закутаться, защититься, не понимая, что мелкие осколки стекла еще больше прилипали к рукам и одежде.

Осколков было много. Они врезались в пальцы, и Надя подумала, что это не просто опасные стекляшки. Это ее проблемы, страхи, неустроенности. Она пыталась стряхнуть их, защититься пледом. Вопросы: почему, за что столько сложностей в жизни и вот сейчас тоже перед Новым годом, это окно, одиночество, ночь. Что предпринять? Что делать со своей жизнью?

Ее словно парализовало. Ничего не видя и не слыша, замершая Надя комочком сжалась на диване. Абсолютная темнота, пронизывающий ветер страха не оставляли ничего хорошего впереди… Вдруг вспыхнула, зажглась сама собой старая люстра. Выключатель у неё тоже был старый, срабатывал от малейшего прикосновения, а тут такое. Пять рожков люстры сияли неимоверно ярко. Надя продолжала плакать, слезы скатывались на свитер. Надя наблюдала, как они прокатываются по складкам одежды и сливаются с осколками стекла, усиливая свет от люстры. Этот свет входил в ощущения Нади. Она почувствовала, как начали трансформироваться, изменяться ее ощущения. Из тревоги они перерастали в уверенность, из горечи — в радость. Маленькие лучики света, исходившие из слез, Нади исправляли старые образы, таившиеся в ее душе. Они перестали быть страшными и уродливыми, а становились теплыми и приятными. «Я исправлю эти образы в себе, — приняла решение Надя — ничего нельзя исправить в этом мире, не возможно, но я хочу исправить эти образы в себе».

Надя улыбнулась. Универсальное решение всех проблем было найдено. Ей хотелось петь, танцевать, любить весь мир, который стал теперь понятным и простым. Она была счастлива.

Наталья Плескач