Семья — это значит ты не один, а вместе…

Не пойдёшь в горы один, ведь это очень опасно и невероятно трудно! Никто тебя не страхует, не оказывает поддержку, и помощи ждать неоткуда. В одиночку ненадёжно и трудно рассчитывать на успешное покорение горных вершин. Да и вероятность беды слишком велика. Но ведь и в семье точно так же обстоят дела. Семья — это значит, ты не один, а вместе, значит легче покорять вершины на жизненном пути. Мы и не задумываемся о том, что вся наша жизнь — это восхождение к цели, покорение высочайшей из вершин. На это требуется много сил, поэтому вдвоём всегда легче.

Вначале двое помогают друг другу, оказывают разную помощь на сложном жизненном пути, потом рождаются дети. Им тоже необходимо пройти весь путь и достичь заветной цели, совершить своё восхождение. И здесь необходима помощь родителей, уже имеющих опыт в «покорении вершин». Семья вместе идёт по жизни помогая друг другу. Проходит время, родители становятся немощными, и вот уже дети способны поддержать их. Но это возможно только если и муж, и жена имеют общие представления о цели совместной жизни, общие взгляды на основные вопросы. Смысл семьи очень прост. Все вместе через трудности по пути к вершине.
В наше время семья чаще всего создаётся только потому, что партнёр красивый, умный, интересный, богатый, хорош в сексе. А пройдёт время, глядишь, и нет былой физической привлекательности, исчезла острота чувств, а с ними и яркость секса. Да и дети «рванули» куда-то за своей долей счастья. И вот растёт раздражение, недовольство друг другом. Расставание не за горами, ведь семья была создана на хлипком основании. Не было цели, настоящей. Если цели нет — брак обречен.
А если семья строится на очень крепком фундаменте, единственно крепком фундаменте — стать одной плотью, дойти вместе до старости, то финал может быть другой. Но для этого должно быть понимание того, что

  • Семья — это взросление вдвоём и без трудностей тут вряд ли обойдёшься
  • Семья — это прежде всего работа над отношениями, взаимное терпение, любовь и прощение, работа над самим собой, а не над партнёром.

Понимать это должны оба, понимать, что жизнь — это не развлечение, не сплошное удовольствие. Если рассматривать отношения в семье только, как получение удовольствия, если в семье нет цели, то происходит пресыщение друг другом, больше не наступает желание всё восстанавливать.
И если в семье всё же наступают трудности, назревает кризис, то это всего лишь повод для того, чтобы сделать переоценку ценностей для сохранения семьи и перейти на новый уровень отношений. Только таким образом и можно укреплять отношения в семье, выращивать любовь, приходить к пониманию друг друга, терпимости к недостаткам друг друга. Только так можно вместе дожить до старости. Если есть в семье общая цель, то не будет одиноких стариков, не будет домов престарелых.

Сын. Глава 13 из повести "Источник"

Я вернулась в действительность. Те события и разговор с бабушкой я забыла напрочь. И даже ни разу не вспомнила до сегодняшнего дня. Только сейчас оценила всю мудрость моей бабушки.
Книга разбудила во мне это воспоминание и разум понимания. Может быть это как-то связано с числом 613?

И вновь в памяти всплыл образ несчастного Толика. Где он? Что с ним произошло? Может быть, пока я не разгадаю эту тайну, я не смогу его найти?
У меня уже накопилось много загадок и задач: что же такое – золотая середина? Как её найти? Как начать Великую Игру в Любовь? К тому же, я ещё до конца и не поняла, что это такое – настоящая Любовь. И как всех заинтересовать начать эту Игру? Сплошные вопросы…. И ещё одна добавка — 613. Что это?
Да, мои приключения продолжаются и становятся всё более и более захватывающими.

* * *

Уже много месяцев я ищу Толика. Писала в полицию, узнавала через своих бывших учеников. Поиск пока не принёс результатов, а только запутывал. Получалась какая-то головоломка: следы Толика всплывали в совершенно неожиданных местах — в Индии, или в каком-то благотворительном фонде. Однажды мне сообщили, что он некоторое время работал в детском доме. Кем он там мог работать? У него нет специальности педагога.
Мои размышления прервал звонок мобильника.
— Ирина Петровна, здравствуйте. Вам звонит Александр из Лос-Анжелеса. Вы меня не знаете. Мои друзья, ваши бывшие ученики, сказали мне, что вы ищите Анатолия Чеховского. У меня есть данные по его местонахождению. Я сейчас прилетел в Питер. Давайте завтра с вами встретимся у метро «Садовая» в 16.00. Вы сможете прийти в это время?
— Конечно, конечно! — радостно воскликнула я. — Спасибо большое за помощь, Александр!
Весь остаток дня я была в состоянии тревожно-радостного ожидания вестей о Толике.

* * *

От сильного крика снохи и плача внука я проснулась. Выбежав из спальни, увидела лежавшего на полу в прихожей сына. Его лицо было бледное, губы синие. Сноха плакала и пыталась дать ему какие-то лекарства. Казалось, что сын мёртв. От ужаса у меня перехватило дыхание и подкосились ноги. Я медленно сползла по стенке возле сына. Но вдруг увидела лёгкое подрагивание его губ.
— Скорую! — крикнула я снохе.

Машина скорой помощи приехала быстро. Сыну поставили капельницу. Врачи долго колдовали над ним.
— У вашего сына инфаркт. Состояние очень тяжёлое. Мы его госпитализируем в реанимацию в дежурную больницу, — сказал седобородый врач-реаниматолог.
— Ему же всего 38 лет! — воскликнула я.
В наше время инфаркт бывает в любом возрасте, — устало промолвил врач. — Родственникам сейчас в больнице делать нечего, — опередил он наши вопросы.
Сына увезли в больницу. Остаток ночи мы все провели без сна, в тревоге за жизнь нашего Николая.
Ранним утром мы все втроём помчались в больницу. Сын находился в реанимации. К нему нас не пустили. Лечащий врач, Роман Васильевич, сообщил о состоянии сына.
Врач произвёл на нас хорошее впечатление: добрые усталые глаза, спокойный и уверенный голос.
— Состояние очень тяжёлое, но терять надежду не надо, — сказал он.
В слезах мы вышли из отделения реанимации. Присев в коридоре на скамейку, мы в горести смотрели на других таких же несчастных людей, с надеждой ожидающих хорошие вести о своих близких.
— Иришка? Это ты? Что ты тут делаешь? — вдруг услышала я приятный низкий женский голос. Подняв заплаканные глаза, я увидела высокую стройную женщину в белом халате с бейджиком «Врач-травматолог Елена Любодоброва». Я не сразу в ней узнала свою давнюю подругу, с которой, занимаясь альпинизмом, мы покорили когда-то не одну вершину.
— Лена! Помоги нам! — в слезах воскликнула я.
— Что случилось?
В слезах, заикаясь от переживания, я рассказала ей о нашей трагедии. Лена молча выслушала меня.
Подожди, сейчас я всё подробно узнаю у своих коллег, — сказала она. Её не было несколько минут, а мне казалось, что прошла вечность. Наконец-то она появилась. Я пыталась по выражению её лица увидеть хоть какую-то надежду. Но весь её вид был спокоен и невозмутим. Лицо доброе, строгое.
— Да, у него инфаркт. Он тяжёлый. Мои коллеги делают всё, чтобы он выжил. Его лечащий врач очень опытный и хороший профессионал. Твой сын в надёжных руках. Я предлагаю тебе сейчас поехать ко мне домой. Надо кое-что обсудить. Есть ещё один метод лечения. Долго рассказывать. Дома всё объясню, — сказала она.
Мы сели в её небольшую машинку «Ситроен». Всю дорогу я тихо плакала. Лена меня не успокаивала, а молча вела машину.
Глава 1глава 2глава 3, глава 4глава 5, глава 6глава 7глава 8глава 9глава 10, 
глава 11, глава 12
продолжение глава 14

О пользе разговоров

Если ты не разговариваешь, не высказываешь своего мнения, отмалчиваешься или избегаешь разговоров, то это не обязывает тебя задумываться. Не получится ведь сказать, не задумавшись. За слова отвечать часто приходится, они последствия свои имеют. Да и глупо выглядеть не хочется. Приходится задумываться.

А если не задумываешься, то и не меняется в жизни и взгляде на ситуацию ничего.
Если о решении математической задачи не задумываться, то она так нерешенной и останется. Так с любой ситуацией жизненной и ответами на легкие, трудные, неудобные и даже философские вопросы.